ЮРИЙ БАБИЧ
Киев, 2013г.

Поколение отцов рождает в следующем поколении мальчиков (будущих отцов) что-то важное, полезное и по настоящему серьезное, только своим личным примером. И то, что будет у этого, следующего поколения, по настоящему «путеводной звездой» оно может родиться и утвердиться в сердцах у пока еще мальчиков по-настоящему только, ЕСЛИ это было в сердце у их отца по-настоящему. Пример отца, как ничто другое, закладывает всерьез в новое поколение отцов его будущее. И если отец недодаст чего-либо важного следующему поколению мальчиков (будущим отцам), то этого у следующего поколения и не будет. И следующие отцы своим мальчикам (будущим отцам) уже и этого недодадут, и сами тоже еще чего-то могут недодать. И так за сто лет, мужчина может измениться до неузнаваемости. Но пора признать, что до ХХ века, особых атак общества на отцовство в семье и на власть отца в семье не было. Именно ХХ век «волна за волной» рождал все новые и новые поколения мальчиков, крайне недополучавших (по тем или иным причинам) чего-то очень важного от их отцов, которые сами этого недополучили от своих отцов, а те от своих.

В итоге, нынешние мальчики (будущие отцы завтрашнего поколения) уже весьма сильно недополучают от своих отцов достойного примера мужества, стойкости, выносливости, самостоятельности, ответственности, и как такового серьезного и настоящего отцовства. Что же они завтра смогут передать следующему поколению отцов?

    Проблемы современного общества родились не вчера. Они закладывались в наши поколения предыдущими десятилетиями, они рождались в сердцах тех, кто был изначально ответственен за воспитание мальчиков и юношей, отцов следующего поколения. Разложение общества состоялось в наше время и дошло до такого невиданно дикого уровня, потому что несостоявшиеся отцы позволили этому разложению в своих детях состояться!

И книга «Сердце Отца» делает попытку разобраться в том, как же восстановить все это утраченное и недоданное отцами их детям, и особенно мальчикам; восстановить то, что в свое время попустили и пропустили в их сердца их родители. Книга делает попытку«обратить сердца отцов к детям, и сердца детей к их отцам», от чего и будет в итоге восстановлено главное воспитывающее и отвечающее за будущее поколение начало — сердце отца. Сердце настоящего отца — это все, что нужно будущему поколению мальчиков для того, чтобы они смогли достойно воспитать уже в их сынах сердце отца. Такое сердце, которое сможет потом всерьез отвечать за свою семью перед женой, детьми, обществом и, главное, перед Богом. На этот вопрос и пытается ответить как можно проще, народным языком, данная книга.

    Миллионы женщин носят в своем сердце затаенную, порой едва уловимую внешне и очень хорошо ими скрываемую, боль, обиду, иногда даже ненависть к мужчинам. За то, что эти мужчины не смогли быть в свое время настоящими, заботливыми и справедливыми отцами и мужьями. За то, что многие из этих мужчин просто бросили их, унизили и оскорбили. Словом, веская причина для такой обиды есть. Но! Можно или тихо «помирать» с нею в сердце, годами лелея эту обиду, «играясь» с нею внутри сердца, «перемывая» и перебирая эпизоды в памяти и доводя это до наступления рака или другой какой болячки, а можно стать на колени, взмолиться искренне Иисусу Христу и позволить Ему разобраться с этой обидой в нашем сердце. И даже если нам 80, то попытаться построить отношения нормальные с тем мужичком, какого Бог пошлет. Но нет, многие играются, болеют, даже помирают, а все равно не хотят вынуть эти обиды из своего сердца. Можно подумать, что Христа, висевшего на кресте, мало обидели? Да над Ним поиздевались так, как того мир не видел никогда и причем ни за что. А Он, уже вися прибитый гвоздями, молится «Прости им Господи ибо не ведают что творят». Так разве наше сердце не в состоянии простить все эти обиды, если мы призовем на помощь Самого Христа Иисуса?

    Синдром жертвы, желающей отомстить чуть ли не всему миру и доказать этой местью, что «я — лучше», свойственен тем, кто поражен духом отверженности и отравлен ощущением эдакой себе сиротинушки, которую все оставили и которой из-за этого теперь все должны. Не знаю что там себе думал Матросов, когда падал на амбразуру, но знаю что многие такие вот «духовные сироты» готовы даже и на такое, лишь бы доказать, что они больше других, выше, лучше, ценнее. И это явно неверный мотив для любого рода «жертв». Синдром бедного страдальца, которому нужно доказать этому миру свое превосходство, верный спутник многих диктаторов и источник многих рек крови. Но стоить копнуть прошлое и часто оказывается, что «жертве» нужно отомстить этому миру за обиду, нанесенную ей чуть ли не в пеленках.

    Советская власть понимала, что в деле влияния на разум подрастающего поколения ее основной конкурент отец семьи. Именно поэтому она изо всех сил стремилась минимизировать и устранить влияние отца в семье настолько, насколько это было возможно. Подчинить семейное воспитание официальной догме — это была задача номер 1 для правящей партии. Но семья это семья. В семье за столом на кухне отец может порой и решиться рассказать детям, что он на самом деле думает о коллективизации, репрессиях, катастрофе 1941-го, Колыме, Соловках, волюнтаризме Хрущева или застое Брежнева. Многие собственно и решались. В итоге эта «двойственность» прививаемой новому поколению догматики лишь породила миллионы сомневающихся в советских «заповедях» людей, которые направили свое сомнение и разочарование уже на саму советскую власть. К 1991 г. это сомнение вылилось уже в прямой протест миллионов и развал всей системы. Постаравшись «отрезать» отцовство от семьи и заменить его собою, система лишь «родила» себе бунтарей, которые против нее же и восстали, что полностью повторило «сценарий» 1917-го года. Тогда была та же ситуация: чем сильнее государство долбило старую веру в душах, тем сильнее эти души ее потом оттолкнули и попрали. «Насильно мил не будешь», даже со всем полицейским аппаратом, монастырскими тюрьмами и каторгой.

После 1917 года, старый культ поклонения православным усопшим, достаточно ловко, подменили новым культом — поклонения умершим людям, культом советских «святых» героев. Новые «святые» (в ногу второго, хрущевского наступления на Бога), были предложены поколению 1960-1970-х, как возможность по-старому поклонятся умершим людям, но в обрамлении советской демонической символики. Весьма многие настроенные по всей стране капища (взамен старых храмов, имели достаточно четкий отличительный признак — пентаграмму (символ сатаны), внутрь которой, для окончательного духовного «запечатывания» того, кому именно это все посвящено, поместили, так называемый, «вечный огонь». Хотя каждый настоящий христианин прекрасно знает из библии, где именно находится «вечный огонь» — только в аду. И чуть ли не с пеленок, в подсознание поколения, оторое готовили стать «пушечным мясом» Третьей Мировой, целенаправленно вдалбливалась мысль: «Максимум, которого ты можешь в жизни достичь — это «смерть за родину», также, как вот эти «святые», так что… бери пример с них и особо много не рассуждай».

 «Отцы веры» ХIХ века, пропитанные насквозь интересами империи, которые они выдавали за интересы Бога. Как они могли чему-то всерьез научить свое поколение, когда в их проповедях царя было в 10 раз больше чем Бога? Как они могли родить поколение настоящих и ответственных отцов, не будучи ими сами? Что Пушкин, с потолка, что ли, списал образ сей? В семье ленивого жирного борова, который только и умеет что хитрить да «гнаться за дешевизной», вдруг появляется ответственный человек, труженик, пашущий на свою семью с утра до ночи чисто по-отцовски. И «отцом», надежной и ответственной опорой он для этой семьи почти что и становится. Помните с детства эти строчки? «Живет Балда в поповом доме, спит себе на соломе, ест за четверых, работает за семерых; до светла все у него пляшет, лошадь, запряжет полосу вспашет, печь затопит, все заготовит, закупит, яичко испечет да сам и облупит. Попадья Балдой не нахвалится, поповна о Балде лишь и печалится, попенок зовет его тятей; кашу заварит, нянчится с дитятей». А у самого попа, что, времени на все это нету? А ведь он - отец семьи? Но если у него на это времени нет, значит Балда стал для его семьи настоящим отцом. И эта, далеко не фантастическая ситуация, многим с детства хорошо знакома. «Попов» выгоняют из семей, «Балду» ищут, и потом, если найдут, то чуть ли не молятся на него. Потому что семья - это тяжелая работа и ответственность.