Кто в семье должен быть мудрее  отец или его дети? И кто должен в какой либо спорной ситуации первым выходящим «на тропу прощения»  тот, кто немощен в разумении добра и зла, или тот, кто более зрел? Представьте себе отца, который обидел ребенка и говорит ему: «Это твои проблемы, приходи, поцелуй меня и я все забуду. Ах ты не хочешь? Вот я тебя...» Хм? От кого должна исходить главная инициатива примирения, прощения и «заделывания трещин» в отношениях? От не зрелых еще детей или от взрослых уже мужчин-отцов?

    Много наши дети понимают в том, что такое правильные отношения, как их строить и как укреплять, даже если им уже 13-14 лет? Так наверное же инициатива примирения, в любого рода ситуации, должна исходить от отцов? А делают ли они так? Так что, отцы, в «тазике» для омовения ног утопите вашу «корону», и вспомните, что настоящий отец семьи — это лидер-слуга. А управляющий семьей слуга больше напоминает Христа членам своей семьи, чем отец-царь, отец-командир роты или отец-управляющий трестом. Служащему семье отцу приятно подчинятся. Служащая семье власть уже как бы самим своим служением другим членам семьи склоняет их сердца к добровольному и искреннему подчинению. Так а в обществе почему не может такого быть? Если бы во власти находились люди с сердцем слуги, которые служили бы людям, а не себе, их бы и уважали. Власть обычная это ведь в чем-то и есть «отцы» общества.

    Компромисс в поведении отца в отношении прививания его детям настоящего уважения к какой-то важной заповеди или разрушит это прививание в итоге, или сделает его нетвердым и плавающим. Священник Илий  это понятная картина, с его вилками и мясом, но ведь даже пророку Самуилу не удалось привить бескорыстие своим сынам, Иоилю и Авии. 1-я книга Царств 8:2-5. Малейшая «слабинка» в отношении отца к святым вещам, неприкосновенным и чистым, она разрушает неминуемо эту их неприкосновенность и в детях. Может не так сразу, но трещина попавшая сердце ребенка увеличивается со временем. Весь ХХ век перепахан этими трещинами вдоль и поперек. Трещинами компромиссного поведения мужчин идущих на сделку с совестью ради чего-то. От сбитых колоколов до расстрелов НКВД, от доноса на товарища-«врага народа» до полицая, стреляющего в затылок еврея, это все компромисс, компромисс и компромисс с совестью. Плюс более мелкие, но не менее подлые делишки, на которые условия, поставленные властью советов, заставляли людей идти. А мы вопрошаем угрюмо небо, что ж так сильно поколение мужчин-лидеров «сдало вниз» в смысле твердых принципов? Так а оно «сдавать вниз» то начало не с 1991-го, а с 1917-го.

    Твердость в неукоснительном соблюдении заповеди самим отцом, только она и рождает, такую же твердость в следующем поколении юношей. В характере и образе жизни самого отца его дети должны увидеть святые вещи, непоколебимые ни при каком раскладе. ИМЕННО увидеть, а не ТОЛЬКО услышать о них. И если они их не увидят, то еще на какую-то ступень следующее поколение загублено. Вот почему женоподобное, слабохарактерное, нетвердое в своих принципах и вере нынешнее отцовство— это фактически безотцовщина общества. Зная это, сатана поставил серьезную ставку еще в начале ХХ века на феминизм и свободу женщины от подчинения мужу, как способ разрушить полностью авторитет отца в семье, поставив под удар любого рода прививаемые следующему поколению заповеди. Ныне феминизм сменила новая сказка дьявола — ювенальная юстиция. Теперь власть в семье переходит от отцов уже даже не к жене, а к детям. Настоящий отец с сердцем слуги не командует семье, он вдохновляет свою семью, двигаться к какой-то цели в первую очередь своим собственным примером.

    Настоящий отец жаждет «раствориться» и стать незаметным, а жить уже в детях, главных своих учениках, оставив себя на земле «в них», как оставил себя «в учениках» Христос Иисус. Отец-эгоист, он сам в себе "божок". Для которого «растворить» всех остальных «в себе», замкнуть все на себе  цель жизни! Пример добрых дел Христа, которые Он делал для других людей, был перед глазами 12 апостолов 24 часа в сутки. Вот почему они смогли перевернуть мир. Они видели в Самом Иисусе настоящее и неподдельное желание день и ночь «полагать душу свою» за них, и за людей вокруг. Именно поэтому они и впитали твердо, такой образ отношения к другим людям. А где это у вас, нынешние отцы семей и «отцы общества»? Может именно «поддельность» пред идущей волны отцовства и есть причиной такого катастрофического состояния нынешних отцов нашего общества? Иисус Христос оставил Себя в учениках зная, что они будут поступать так, как они видели это в Нем, в Его словах и делах. А что видели нынешние отцы, когда им было 10-12-14 лет? Что? Рискну предположить. Они видели, в массе своей патологический эгоизм, стяжательство советского мещанина и поклонение вещам.

    Так не это ли главная причина такого количества проблем в нашем обществе? Не умеют и не желают наши «отцы общества» жить ради других людей, страдать за них и полагать свою душу за них? Да и как им сие творить, когда кругом мещане, стяжатели, директора, царьки, псевдо «фюреры на час», рвущиеся покомандовать и дорвавшиеся до кормушки. А вот отцы- слуги семьи и общества как раз исчезли. Командовать есть кому, а служить  нет. А «мещане-стяжатели» живущие только для себя, родить в сердцах следующего поколения могут только такое же желание. Кто захочет унижаться и скорбеть ради людей, как слуга, когда у тебя перед глазами 24 часа в сутки, только пример эгоиста-стяжателя гребущего «под себя», и в упор не видящего страждущих людей вокруг него?

    Служа людям «день и ночь со слезами на глазах» (Деяния Святых Апостолов 20:31) воспитывал апостол Павел учеников своих. Но когда многие ТВ сказки сам дух нашего времени превозносят, делая мещанство, стяжательство и эгоизм нормой поведения человека в обществе, то где уж тут взять слуг, настоящих отцов общества, «умирающих» день и ночь «со слезами на глазах» ради своих физических и духовных детей как Павел? Если мещане сделали «жизнь для себя» заповедью, то пока она не будет разрушена нам не поднять поколение настоящих отцов, «умаляющихся ради другого человека слуг». А без них «дальше, только тишина». Стяжатель «поедает» сам себя. Ибо он не столько производит, сколько потребляет, гребет себе.

 

  

перейти к Главе 3. Отец, жертвующий собой.

 

перейти к Содержанию