Если я с самого детства не видел абсолютной власти отца в семье, а только постоянное двоевластие и даже троевластие людей, соперничающих с отцом (мама, теща, школа, государство, еще кто-то, кто тоже лез распоряжаться семьей моей), то возникают вопросы: что за «каша» будет в моей голове к 10-15 годам? буду ли я сам настроен, как член общества, вообще воспринимать какую-либо власть всерьез? А в реалиях СССР все это троевластие еще и было умножено на атеизм, который «долбил» детям, что на небе, на самом-самом верху, тоже власти никакой нету, н-е-е-т-уууу. Так спрашивается, в какого черта лысого я буду верить, и чьи заповеди и какой вообще абсолют смогу воспринимать всерьез? Вожди власти советов для меня — предмет кухонных анекдотов. «Заповеди» совка — причина для ехидной ухмылки, а при виде дач, машин и образа жизни компартийных «дворян» и их шестерок прихлебателей, возникает только чувство брезгливости. И на что тогда в жизни опереться, где твердый идеал, абсолют, где она истина? «Куды крестьянину податься»?

    Если я с детства не впитал надежного абсолюта, на который могла бы опереться моя совесть и вера моего сердца, то смогу ли я вообще подчиниться в будущем, по-настоящему, какой-либо заповеди и вере так, чтобы действительно, верить в нее не за страх, а за совесть? Допустим, мой отец мне, хотя бы что-то пытался всерьез привить, но это не было официально допущенной догмой, это было старыми проверенными им не раз 10 заповедями Христа. И что? Моя мать, брат, тети, дяди, уже говорили мне нечто другое. Школа, фабрика, ротный политрук, участковый, все они целым кагалом «вышибали» из меня дружно эти остатки «заповедей отца». И мне просто повезло, что они остались в моем сердце. А если я от своего отца такого твердого абсолюта не воспринял, то что я дам своим сынам, а они своим? Что? Книжку про ВЛКСМ или устав КПСС? Так я их сам всерьез не воспринимаю! Не это ли истоки миллионов разочарованных циников, которые сегодня верят только в черта лысого? Безверие отцов породило безверие сынов, внуков и правнуков. А они, после 1917-го, хотели без настоящей веры, перевернуть весь мир?

    А все проблемы человечества внутри, а не вне, каждого конкретного человека. Потому и работать нужно над изменением к лучшему своего внутреннего естества, души и сердца, а не окружающего нас извне социального строя. И отец семьи, самый первый ответственен за такое вот «внутреннее улучшение» меня, своего чада, (нового члена общества) с самых пеленок. И если он над сим не работает, то он «работает» на революцию, на подвалы ВЧК, на панель и косяк, на тюрьму и черта лысого. Тогда его отцовство, фактически БЕЗОТЦОВЩИНА! Б-е-з-о-т-ц-о-в-щ-и-н-а — вот та главная причина, которая породила почти все социальные катаклизмы ХХ и ХХI-го века. Б-е-з-о-т-ц-о-в-щ-и-н-а! Если отец не научил, то так как он, уже никто не научит. Никто!

    Именно из-за безотцовщины за весь ХХ век наш народ аккумулировал в себе недопустимо огромное количество ненависти, которая его уничтожает до сих пор. Ненависть к «белякам» перешла на врагов народа, от них к немцам, от немцев к жидомасонам–американцам, а после 1991-го она излилась уже целым потоком вообще… на всех людей, которые другой национальности и цвета кожи. Культ «ненависти к ближнему», взращенный в нас ранее отцами-большевиками, заработал и далее в нас по инерции, ибо он так и остался в нас доныне. А кто спрашивается, самый первый должен был ему противостоять? Кто должен был вместо ненависти к ближнему говорит своему чаду о том, что ближнего своего, на самом то деле, «нужно любить»? Представьте себе отца семьи, «заряженного» несколькими (до него бывшими) поколениями, ненавистью, чуть ли не ко всему вокруг. Что же вырастит из своих детей такой папочка? Только ненависть. И каково будущее у этой ненависти? Что она может созидать?

    «Самая опасная черта современности заключается в том, что кодекс междоусобной войны привитый нам большевиками, стал обычным, его усвоили не только взрослые но и дети. Расшатанность всех нравственных правил, разнузданное своеволие привычки к хищению и жестокость — таково ядовитое наследие смутной эпохи, которое оставит свои следы в душе народной на многие годы. Черты большевистского типа сохранятся в русских администраторах, военных и общественных деятелях из черносотенцев даже в то время, когда о большевиках в собственном смысле мы забудем и думать». Е.Н.Трубецкой, "Из путевых заметок русского беженца". Так это написано в июне 1919 года, а читаешь, и видишь, что все про нас, нынешних, что к 2019-му году оно, увы, не устареет.

    Мы заряжены, запрограммированы на саморазрушение этой ненавистью. Многие наши отцы, передавая ее из своего сердца в сердца детей, «утопили» будущее нашей страны в этой ненависти, что мы ныне,и расхлебываем. При помощи искусственно культивируемой в целых поколениях ненависти, сатана запрограммировал наш народ на самоуничтожение. Доморощенных капиталистов 1918-го, сменили мифические лорды и империалисты 1932-го, потом враги народа из 1937-го. А потом, на смену им (вполне оправдано вроде бы?) пришел уже целый народ, которому было вообще отказано в праве на существование. Немцы, целая нация, за то, что они напали на СССР, стали ни много ни мало «отродьем человечества». Причем до 22 июня, они почему то им не были, а так себе — просто нацисты. Постоянная ненависть — морально истощила нас, высосав все живительные соки жизни, и мы, уже стали искать себе войну, чисто по инерции ожидать ее, и где-то, даже жаждать. Ну, надо же с кем-то воевать? Что ж гегемону, так вот и сидеть, сложа руки? Вперед за родину… уже даже хочется.

   Не успели смолкнуть залпы Второй Мировой, целенаправленная культивация ненависти государственными СМИ в СССР, переключилась с жидо-масонов и безродных космополитов на империалистов США и «наймитов западных спецслужб притаившихся в наших городах и селах». Ненавидеть нужно было каждое дерево, за которым мог спрятаться враг — спекулянт, фарцовщик, бандеровец, бывший полицай, алиментщик, кооператор. Одним словом, ненависть уже патологически нуждалась в постоянной подпитке «дровами» из живых людей. Власть советов не умела прощать, она умела только ненавидеть. И что отцам нынешним и далее такое в детях растить? Ах вы ненависть не растите? Тогда откуда эта народная наша «любовь» к «черножопым, к чуркам, хохлам, молдаванам, хачикам, айзерам и так далее? Мы же каждый народ, бывшей нашей империи рабов, наградили похабными кличками, которые стали обиходными повседневными выражениями. И вы хотите сказать, что все это так вот само собой появилось? Наверное, кто-то таки это нам прививал даже с самого детства? «Кодекс междоусобной войны привитый нам большевиками, стал обычным, его усвоили не только взрослые но и дети» (см.цитату выше). И, наверное, пора отцу семьи всерьез менять сей кодекс на… «любовь к ближнему», без хачиков и айзеров.

 

 

 

 

перейти к Главе 5. Отец, способный защитить.

перейти к Содержанию