Государство, желающее устоять перед грядущим антихристом, должно укрепить самое главное — авторитет отцовской власти в семье. Как? Не совать туда свой нос и дать «зеленый свет» особой пропаганде мужского лидерства во всех СМИ. Образ ответственного мужчины-отца, как основного источника восстановления общества, может культивироваться и тиражироваться всеми доступными средствами пропаганды, целенаправленно, а не время от времени. Изменение УК и возврат смертной казни и притом публичной за особо тяжкие преступления это веление времени. Ведь настоящий отец раньше не был связан многими чуждыми совести требованиями Уголовного Кодекса. Сам Бог вложил в сердце отца законное право требовать «кровь за кровь и око за око», особенно когда это касается его семьи. Ибо справедливое возмездие за преступление никогда еще не развращало нацию. Как раз наоборот, безнаказанность, которую активно культивирует наш УК, ее развращает. Пророк Самуил собственноручно убил целого царя публично за то, что тот был убийцей. 1-Цар 15:33. А дети, не видящие такой особой ответственности за их судьбы их собственного отца, как они будут ответственны за своих детей? Это не Средневековье, это справедливость! «Око за око, зуб за зуб».

    Настоящий отец должен быть готов за свою семью разорвать на части все: империю, царя, генерала, кого угодно и всех тех, кто на его семью покушается. Вот какое отцовство нам надо. Комментируя случай с Оксаной Макар (девушку в Николаеве трое парней изнасиловали и потом, пытаясь убить, подожгли живую) живущие в Украине мои знакомые грузины, недоуменно пожимают плечами, говоря: «у нас в Грузии, это невозможно, так как у вас. Потому что те, кто это сделал, и те, кто их прикрывал потом, у нас в Грузии, — это все смертники. Того, кто в Грузии их убьет, даже искать не станут, само наше МВД, а если тот, кто пострадал, их не убьет, то ему в Грузии спокойно жить не дадут — руки никто не подаст, в лицо плевать будут: дочь родную изнасиловали, считай убили, а он ничего не сделал. Преступник должен ответить или будут насиловать дальше, если их сейчас отмажут. Беспредел останавливает только кровь». И вот их главные грузинские слова: «Где отец этой Оксаны Макар, почему он ничего не сделал как ее отец? Что, ружья не нашел? Я подарю. А, у вас тут вообще непонятно… кто в семье отец, кто главный, женщина у вас командует, это – извращение».

    И во многом правы эти люди закона гор. В Грузии, советам так и не удалось вытравить дух отцовства, который там испокон веку решал все. Отец семьи, старейшина села, там, как Господь Бог, во всякой ситуации его мнение все решает. И если бы на Украине, было бы, хотя бы 10 000 таких отцов, способных порвать на части любого, за такие вещи как с Оксаной Макар, у нас и МВД было бы другим, и вся страна. Это не Средневековье — это справедливость. Не важно, что тебя, взявшего меч отца, могут лишить жизни, ты — отец, разрушена твоя семья — это все что должно волновать тебя как настоящего отца. «Вы что, предлагаете нам самосуд»? Дело в том, что дела с безнаказанностью в государстве дошли до той крайней точки, когда он стихийно скоро начнет возникать сам. Скоро государство, увидев самосуд с десяток раз и отрубленные головы насильников и убийц, и наступающее стихийно, настоящее возмездие, само опомнится и вернет и смертную казнь, и страховой частный сыск. Тогда желающих насиловать и убивать убавиться очень сильно!

    В 1948-м в Киеве НКВД арестовало даму сердца одного спортсмена. Он узнал, что к ней и всерьез домогались и светит ей вообще «вышка». Не долго думая, он, даже не разведывая, кто, где, в каком кабинете сидит, взял наградное оружие, привязал его к проводу, висящему из окна, поднялся, потянул за провод, и... положил (как бывший разведчик) 12 человек. Да, его тоже застрелили. Но выводы НКВД серьезные сделало и лапающих ручками в столичном НКВД резко уменьшилось.*** Так это один всего? А если каждый мужчина вот так вот, будет готов поступить, встречаясь с беззаконием, тогда что? А тогда хозяином страны станет он, а не секта КПСС, кодло уголовников или выродки из ВЧК. Вот почему советы так целенаправленно, в самом зародыше, уничтожали морально здоровое мужественное отцовство, как своего главного конкурента в смысле реальной власти над страной. СССР насаждал в семьях и в обществе так же целенаправленно лидерство аморфных амеб и стукачей, самцов со срамным удом между ногами, которые знают четко: «за них подумают, за них решат, и… за них… все сделают. Так что, сиди и не рыпайся. Понял»? А сейчас, это сыграло в минус, ударив уже по способности мужчины сопротивляться беззаконию по-мужски. Отец, а если это беззаконие, коснулось твоей семьи?

    Настоящий отец и империя — это сами по себе вещи несовместимые, ибо империя всегда старается заменить собою отца в семье либо вынудить его преподносить своим детям ее догматы, как некую истину. И империя, как правило, провозглашает себя намного большей ценностью, чем семья. А потому семью, (как бы само собой подразумевается), империи позволительно… принести в жертву ее «важным» государственным интересам. Но в итоге, империя сама же, от этого и страдает потом, так как во времена испытаний тяжких, принесенное в жертву имперской догме – отцовство и лидерство, оказывается не в состоянии решать тяжелые проблемы достойно по причине размывания империей роли этого настоящего отцовского лидерства в обществе. Империя растит послушных рабов, она шлифует их разум, оболванивает усердно, требует жертвы всем своим ради нее. Но наступает время испытаний и оказывается, что она растила этих «рабов» на погибель себе же. Ибо шаблонно отшлифованные лидеры — «мальчики», так и не ставшие настоящими мужами, — которые способны принимать твердые и решительные действия, в свои 30-40 лет «бегут с корабля», едва только он дал течь. Запрессованное империей в шаблон мужское лидерство больше избегает проблем, чем решает их. Исследуйте историю офицерского корпуса Романовых, он насчитывал 250 тыс. офицеров, четверть миллиона человек самого отборного лидерского состава страны. Узнав, какое решение приняло большинство этих лидеров после 1917-го года, вы будете немало шокированы их выбором. Тысячи и тысячи офицеров, просто побоялись ответственности за свою страну, когда пришел черед выбирать по-настоящему.

    Сам «отец народов» был немалым трусом. «АтЭц» советского народа Иосиф Сталин не пришел не мавзолей 7 ноября 1941 года — боялся, как бы его не подстрелили свои же. Мало ли, люди идут на фронт, на верную гибель, терять им особо нечего — не сегодня завтра и так убьют — могут и «высказаться» полной обоймой в адрес советской власти? А к такому мужскому разговору родина-мать не приучена была, шибко боязлива она в реальности против мужского разговора настоящего отца у которого в руках оружие. Боязлив весьма был глава нашей бывшей родины: параноик, бросивший 3,5 миллиона пленных на произвол судьбы. *** Вождь, боится собственного народа?! Но если боится он, что говорить за остальных?

  

 

 

перейти к Главе 6. Дефицит твердого лидерства.

 

перейти к Содержанию

 

 

 (Факты помеченные знаком *** излагаются автором на правах собственной журналистской версии.)