Синдром жертвы, желающей отомстить чуть ли не всему миру и доказать этой местью, что «я — лучше», свойственен тем, кто поражен духом отверженности и отравлен ощущением эдакой себе сиротинушки, которую все оставили и которой из-за этого теперь все должны. Не знаю что там себе думал Матросов, когда падал на амбразуру, но знаю что многие такие вот «духовные сироты» готовы даже и на такое, лишь бы доказать, что они больше других, выше, лучше, ценнее. И это явно неверный мотив для любого рода «жертв». Синдром бедного страдальца, которому нужно доказать этому миру свое превосходство, верный спутник многих диктаторов и источник многих рек крови. Но стоить копнуть прошлое и часто оказывается, что «жертве» нужно отомстить этому миру за обиду, нанесенную ей чуть ли не в пеленках.

     «Жертва» рвется из кожи вон, чтобы достичь, победить, доказать, превозмочь. «Посмотрите! Я выше вас! Я все равно вам это доказала! Я стала мэром, депутатом, банкиром, моделью, директором чего-то! Я стала больше вас!». Но стоит ли сей синдром таких усилий? Тем более, что удовлетворение, приносимое этими достижениями, весьма призрачное и недолговечное. Не проще ли было «размотать клубок до конца» и отпустить обиду из сердца? Что, слишком уж тяжело? Так есть Тот, Кто может помочь это сделать, если папа или мама, или сам виновник обиды этого так и не сделали. Должен был вообще-то первым ваш отец сесть, поговорить, пожалеть, прижать, посочувствовать искренне и помочь отпустить это из сердца в тот момент, когда это случилось. Но раз он не сделал тогда, то есть еще другой Отец, Который может сделать теперь. Если конечно вы Ему это позволите.   

    Владимир Ульянов усердно хотел доказать родному отцу и старшему брату, что он тоже чего-то стоит. Отец его получил дворянство и такое положение в обществе, которое в тогдашней России ценилось очень высоко. Старший брат ни много ни мало чуть не убил целого царя («врага общества» — в его понимании) и… так достойно отказался от царского помилования,  а ведь нужно было только подписать прошение. В глазах Володи Ульянова отец и брат совершили настолько недостижимые для него самого поступки, что этот «духовный сиротинушка», лишенный в детстве должного родительского тепла, совершил в России целую революцию и истребил 10 000 000 человек только ради того, чтобы отцу и брату (давно к тому времени умершим) доказать, что он такой, некогда ими мало ценимый, тоже чего-то стоит.*** Ах, Вова, Вова, нельзя ли было попроще? Кровь то людская она ведь не водица?

   «Маленький мальчик» — Адольф Гитлер, который так никогда и не вырос, так и не стал свободным от своего «сиротства», всю оставшуюся жизнь мстил еврею-любовнику его матери. При этом люто ненавидел уже сразу во всем еврейском народе того одного мужчину, который по его мнению, украл у него мать. 6 000 000 евреев заплатили своими жизнями за синдром жертвы этого? так никогда и не повзрослевшего всерьез, немецкого сиротинушки.***

   Это не богословское учение, а лишь гипотеза, догадка. Так что аккуратнее с критикой. Возможно, Люцифер тоже решил сам в себе, что он обойден достойным вниманием Небесного Отца, хоть и имел у Него на Третьем небе весьма высокую должность. И тогда целый «директор хора» тоже решил, что он некая «жертва-сирота», которой просто нужно попытаться самой захватить больше. Вот тогда Люцифер и решился «прорепетировать» там, еще на Третьем небе, 1917 год. Да увы сбросили парня вниз. Кто был всем — тот стал ничем. «Отверженные жертвы-сиротинушки», то, чего вы достигли такого великого и большого, всем нам доказав, что вы тоже «велике цабе», это на самом деле — миска с дырой, разбитое корыто, если вы не достигли любви и усыновления Христа Иисуса!

   Духовный «сирота» пытается наносить сердечные раны людям вокруг него, ибо так ему легче заглушить собственную рану в сердце. Сиротский дух жертвы побуждает человека «резать» и чужое сердце, стараясь в него привнести этот же раненный дух. Но Иисус Христос оставил для ноющих ран нашего сердца выход более превосходнейший и более лучший. Бог силен вылечить покалеченное родителями, или кем-то еще, сиротское сердце и зарубцевать все его раны: и дико кричащие, и давно гноящиеся, и все, самые что ни на есть наистрашнейшие раны, которые с самого детства порой таким «духовным сиротой» скрытно управляют. И раны эти ранят вокруг него все, к чему он только ни прикоснется. И все дело в том, что такой раненный сирота в итоге выберет? Играться с этим всем и дальше сладенько упиваясь от ран наносимых другим людям, распространяя и дальше этот «яд стрел сиротства»? Или он выберет ВЫЛЕЧИТЬ СВОИ РАНЫ Божьим Духом рукою Самого Христа Иисуса, Которому Одному это под силу? И если второе — тогда все вокруг такого «сироты» вдруг переходит в совсем другую плоскость жизни — положительную.

   Духовным сиротою легко управлять. Его принципы не фундаментальны, ибо он с детства не видел фундаментальных и твердых принципов на примере близком к нему. А если бы видел, то не стал бы «сиротой». Вот почему раненный «сирота» предрасположен к бунту и восстанию против существующего порядка, ибо он в этом восстании и разрушении устоев видит месть всему миру за то, что отец и мать ему не додали с самого детства родительского тепла, заботы, ласки и любви.  «А раз я был так обделен этим миром, то вот тебе, мир, моя месть за все это. Получай!». Это не мир тебя обделил, это ты сам себя обделил, создав в своем сердце стену отверженности , скрепленную «раствором» обиды горечи и синдрома жертвы

   Духовный «сирота» предрасположен к атеизму, так как ему намного труднее верить в Отца, Который где-то там далеко на небе, если он даже физически, телесно, близкую и добрую руку того отца, который на земле, не ощущал с детства. Вот почему в среде неистовых революционеров полно духовных «сирот» из неблагополучных семей. И хоть Иисус Христос имел для них более лучший путь, чем они в 1917-м себе придумали, они мстили, мстили и мстили этому миру за свое порушенное детство. Но тем самым родили еще больше духовных и физических сирот, чем было в их время.

   Духовный «сирота» легче поддается нажиму, так как всю жизнь за его спиной был только дух сиротства, а не крепкая и любящая рука физического отца. Но он все еще может ощутить эту руку прямо с неба, если он таки ее призовет и поверит в нее по-настоящему, искренне всем свои сердцем. А настоящий сын/дочь осознавший, что он/она действительно усыновлен Небесным Отцом, захочет узнать Его волю на свою жизнь точнее и вернее из того главного «письма», написанного Богом всем людям. Духовный «сирота» так и не уверовавший на самом деле в свою усыновленность Богом, обычно довольствуется системными догматами, о которых ему сказали, что вот это и есть воля твоего Небесного Отца. Так а не лучше ли «поговорить» с Самим Отцом, чем с Его заместителями и заменителями? Он же Своим сынам и дочерям написал целую книгу, через которую Он с ними и разговаривает «от сердца к сердцу»!

   Осознание настоящего усыновления Богом, приходящего в наше сердце, только оно и «затягивает» любые наши раны и многие старые и давно ноющие в сердце обиды. Когда мы осознаем, наконец, сколько Бог нам простил и сколько Он за нас страдал, то все эти наши страшные обиды становятся весьма малы в наших же глазах. А если мы уже усыновлены/ удочерены Богом, то значит нам Ему уже ничего не нужно доказывать, зарабатывать, достигать и стремиться стать больше, значимее и выше. Добрыми делами нашими мы, конечно, должны являть нашу веру этому миру, но в Божьих глазах мы уже Им приняты, мы уже Им признаны, мы уже посажены рядом с Ним на небесах и мы уже достигли самого главного в нашей жизни. Но не через наши великие достижения, а через пролитую Им на Голгофе кровь! Мы УЖЕ ВСЕ ПОЛУЧИЛИ В БОГЕ! ЭЙ СИРОТЫ ЭТОГО МИРА, РАЗРУШАЮЩИЕ ЦЕЛЫЕ СТРАНЫ И КОНТИНЕНТЫ, БОГ ВАС УСЫНОВИЛ! ПОЙМИТЕ ЭТО НАКОНЕЦ! Эх, сколько бы зла мир похоронил раз и навсегда, а сколько семей, церквей и стран воистину ожило бы…

   СССР был выгоден человек с духом отверженности, так как «отверженный сирота» намного легче верит в необходимость жертвовать своею жизнью ради империи, чем в его возможность быть принятым и признанным, и изменить этот мир своими талантами. Поэтому империя советов, оставив миллионы мальчиков без отцов, и налепила у себя тысячи жертвенников Ваала (некие мемориалы падших борцов), чтобы отвержение, живущее в этих мальчиках помнило твердо, что есть хороший способ «реализоваться» — принести себя в жертву родине. «Ты ничто, сынок! Ты отвержен! Ничего, вот умри за империю и ты станешь кем-то большим и докажешь им всем, что ты тоже чего-то значишь». Да, но, родина-мама, я хотел вообще-то симфонию написать, снять фильм, изобрести лекарство от рака... «Какая симфония, дурачок? Винтовку возьми в свою руку — это твоя симфония. Возьми, ибо если ты сам ее не возьмешь, то сержант заградотряда Малюта Дебилко заставит тебя ее взять. Понятно!» Такая «любовь к родине» у нас была частенько. 

   Сначала родина убила наших отцов на полях своей имперской гордости, а потом созданную в нас безотцовщиной отверженность она умело решила применить на пользу империи. Уж не потому ли Сталин так и воевал старательно, целыми миллионами «перемалывая» наших отцов в столь неоправданных мясорубках Второй мировой, многих из которых прекрасно можно было избежать? Атэц савецкаго народа понимал, что поколение безотцовщины выросшее без влияния убитых отцов, так или иначе но впитает в себя определенную долю отвержения, а это как раз то что империи и нужно. Родина-мать заменит им убитого отца и тогда родине будет намного легче втемяшить поколению безотцовщины то «что нужно» этой родине-матери без мешающих обычно этому отцов семей.

   Выражение "сукин сын" (son of b…) в США до сих пор обозначает человека, который рос без отца. И автоматически подразумевается, что в силу его безотцовщины, этот человек в чем-то вырос ущербным. Потому от такого человека можно ожидать неприятностей там, где их обычно не ждут. Неприятностей, которые порождает сиротский дух отверженности (обида недополученного детства), которая так или иначе хотя бы частично малой толикой, но все-таки остается на многих детях выросших без отца. Уж не намеренно ли плодила себе родина-мать миллионы "сукиных сынов", подготавливая их раненный отвержением дух для своего имперского жертвенника? Ибо чем более «отверженным» и «не полносемейным» вырастает поколение, тем более уязвимо оно для имперской демагогии родины-матери. Уж не для этого ли и сегодня государство старается различными способами как можно больше вмешавшись в семью «забрать» детей у их отцов, чтобы вырастить из них то, что нужно ему, не позволяя отцам семей быть настоящими отцами для своих детей?      

   150 раз в день мир меня отвергает: садик, школа, универ, армия, работа — все это талдычит мне с невероятным упорством: «Ты ничто! Ты ноль! Ты не нужен! Ты забыт! Ты не важен! Все, что ты делаешь, это ерунда! Спустись на землю, червяк. Полетать захотелось? Не получится! Не дадим! Не позволим!» И когда человеку с детства говорил его отец все это в обратную сторону, то он уже намного более стоек и тверд морально дальше по жизни. Он помнит, что его отец о нем был и есть совсем другого мнения, чем этот мир. А это уже нечто, это уже сильно держит «на плаву» по жизни дальше. Но это если он был ТАКОЙ отец? А если его не было? Или что еще хуже, слова отца «в ногу» с этим миром (еще больше насаждавшие отвержение в мое сердце), давно убедили меня, что я таки «полное ничто» и все остальное. Что тогда делать? Тогда хорошая новость для меня в том, что мнение моего Небесного Отца обо мне как раз противоположно отвержению этого мира. Так что уже может появиться сила и желание стряхнуть с себя всю глупую критику отвержения этого мира и, поверив в себя, как сына Небесного Отца, который все может, с Ним идти и жить «на полную катушку», реализовываясь как творческая, талантливая и гениальная личность, у которой впереди, пусть даже и очень небольшие, но победы достижения и успех. Я в эту хорошую новость поверил. А вы?

   Отвержение, порождаемое духом сиротства, который черпает свою силу от неусыновленности человека Богом, самая страшная проблема мира, после безотцовщины. Казалось бы, Господь уже заложил величие и принятие, достоинство и признание в каждого человека как Его образ, а кругом столько неприятия, отвержения, одиночества, тоски, сиротства и безнадежности. Грех! Грех, разделивший меня с моим Отцом — это он виноват. Но если мой грех оплачен самой страшной из возможных цен — кровью, — стало быть для меня это возможность восстановить отношения с моим Отцом? Христос Иисус отдал Свою кровь за меня, что б я опять стал Богу сыном. И как же мне им не стать, коль есть такая возможность? Я стал на колени, помолился Иисусу Христу, попросил у Него прощения сразу за все свои грехи и, попросил Его стать моим Отцом, войти в мое сердце и Его Отцовской силой сделать меня способным жить так, чтобы стараться не грешить. И внутреннее отвержение, и сиротство ушли. Да, дорогие, ушли! Я не только в это поверил, я изнутри сердца своего ощутил, что я принят, я признан, и, главное, я усыновлен и любим Моим Отцом — Христом Иисусом. Чего же мне еще спрашивается? Сердце Отца нашло мое сердце и наши сердца соединились. Оказалось, что это возможно!

   Без Бога мы все сироты в своем роде, но один после обращения ко Христу Его усыновление принимает по настоящему всем сердцем, а другой годами что-то зарабатывает у собственного Отца, так и не приняв в свое сердце то, что он же таки усыновлен Богом! У-С-Ы-Н-О-В-Л-Е-Н! Вот вам и водораздел между настоящей верой сына и формальной религией сироты. И самое страшное, что мотивация поступков духовного пасынка вытекает из его религиозного рабства: я должен, я обязан, я зарабатываю себе любовь моего Отца или, что еще хуже, место на небе. Настоящий же сын/дочь угождает Своему Отцу просто из любви к Нему, делая то, что Он говорит делать. Я угождаю Небесному Отцу не потому, что я должен или хочу Ему понравиться, а просто потому, что я люблю Его всем сердцем и мое сердце искренне ЖЕЛАЕТ Ему угождать во всем. Вот и все. «Мы не рабы — рабы не мы». Мы Его сыны и дочери, а кто не сын или дочь, тот и не Его! Да и в обычной земной семье, если она конечно нормальная, с настоящим нормальным отцом разве не так?

   Мерлин Монро на одной Голливудской вечеринке, куда пришел отец ее очередного мужа, взяла и сказала всем: «Это мой отец», а потом, чуть не плача, призналась служанке, что никогда в жизни еще так не была счастлива как в то мгновение.***

   Иные достигают таких высот, а с духом сиротства не могут справиться. Ибо без Христа Иисуса даже на самой вершине всего земного «Олимпа», «сиротство» наше духовное, которым мы все осиротели еще в Эдеме, оно не уйдет просто так. Нам нужно усыновление Богом и в этом усыновлении только мы можем найти покой своей душе! В Адаме мы все осиротели, но во Христе мы все можем быть усыновлены. «Это мой Отец» — мы все можем сказать Богу, если конечно захотим этого искренне.

 

 

 

перейти к Главе 13. «Заменители» отца культивируются умышленно.

 

перейти к Содержанию

 

 

(Факты помеченные знаком *** излагаются автором на правах собственной журналистской версии.)