Гомосексуализм

Кто так эффективно продвигает права сексменов (меньшинств) на свою популяризацию по всему миру? Почему у любой политической оппозиции успехи намного скромней, чем у сексуальной? Почему «объективных» правозащитников цепляет, именно эта тема? Почему во главу угла ставится сексуальная (нравственная) толерантность, а не политическая? Как узнать лоббистов сексменов во властных структурах России? - Последний вопрос не риторический, так как исходит от избирателя. 

Кто финансирует у нас гей-движения-парады? Неужели, недомужиков так много, что хватает с миру по нитке – «партийными» взносами? Или, все же их немного, но они сказочно богаты и обличены властью? Как вообще, протаскиваются толерастные решения (законы) в законодательных собраниях - сквозь рубежи из нормально ориентированных (настоящих) мужчин и женщин? Или…?! 

Нет, конечно, можно бы было оставить в покое розово-голубых нетрадициАналов, если бы они клубились по-тихому на конспиративных квартирах… Хотя, не в них даже дело, а в нехилых транснациональных силах, планомерно вытягивающих этих «Чужих» для русской культуры сексмутантов - из подвалов: в цоколи открытых респектабельных клубов, рекламную продукцию, журналы, газеты и воистину, «голубые телевысеры» - на обозрение и якобы, для «свободного» выбора собственных предпочтений нашими детьми, еще только определяющимися на жизненном пути.
Так, чем же интересна «мифологическим» силам банальная моральная распущенность? Скорее, их привлекает измененное психическое состояние, в котором пребывает жертва собственной вседозволенности.  
 
Социопсихологии, сказали бы, что психика «мужчины»-гомосексуалиста подобна женской. Ну, как минимум – играющего роль «слабой половинки». Не оспаривая очевидную эволюционную необходимость наличия женской психики, выработанной природой для выживания человеческого рода, можно с опасением констатировать, что некоторые ее сравнительные особенности, как например, повышенная чувствительность и эмоциональная нестабильность - являются основными отличительными качествами массовой и индивидуальной психики, имеющими различные степени предрасположенности к внешнему управлению. 
 
То есть, любителей «покапризничать и поистерить», в том числе - «типа мужиков», отличает повышенная склонность к внушаемости (массовая психика). И закономерно, что для абстрактной власти предпочтительнее импульсивные женщины (в большей массе). И какой соблазн, добавить к своему электорату - более уже, «непоКобелимую» часть от бывших непокорных мужиков?! 
 
Продвижение мировыми лоббистами данной политики заходит уже так далеко, что предлагаются и внедряются процедуры юридической нейтрализации гендерной идентификации (например, в США), когда в официальных документах (метриках) не указывается привычная половая принадлежность «отца» и «матери», подменяясь на нейтральную формулировку – «родитель».         
 
Но не только подсаживание на «иглу» гомосексуализма выполняет подобную задачу. Другим эффективным фронтом на войне «перевоплощения» служит идеология унисекса – равноправия полов, «безоглядная» в своем порыве, на здравый смысл. Ее «патогенность» заключается в направленной коррекции мужского типа психики, до женского состояния. А крен в сторону мужественности у женщин, в данном случае, можно рассматривать как нежелательный побочный эффект опытного результата.
 
Политика унисекса склоняет мужчин к проявлению женской психики, а значит - психотипу толпы, нейтрализуя индивидуальную рассудительность и раскрывая сознание для внешней манипуляции – управлению и контролю за индивидуальными и массовыми действиями, а также, нейтрализуя потенциальных революционеров и политиков, которыми в своем большинстве являются мужчины (с соответствующей психикой). 
 
Христианская религия, усиливает этот эффект, навязывая с помощью психологических установок - «женские» стереотипы мышления и поведения (безмерную смиренность).
 
Пусть не обижаются женщины – термины «женская» и «мужская» психика, здесь используются условно, определяя свою привязанность к полу в типичных случаях, и все чаще, демонстрируя свою способность, плавно перетекать друг в друга, не меняя половую принадлежность.
 
Так вот, психическая, а нередко и физическая женственность "расчувствованных"  мужчин, в два раза (если считать, что женщин и мужчин в обществе поровну), количественно увеличивает охват управляемого аполитичного населения. И общество получает супружеские ячейки, состоящие из мужей и жен, по естеству - мужчин и женщин, а по психике – подруг. Или однополые браки, мужчин-подруг. А в результате, попирается условие конструктивности развития общества по принципу диалектики: тезис-мужчина + антитеза-женщина = синтезу (истине). Безусловно, таким обществом проще управлять извне.   
 
Также, немаловажное значение, имеет еще и закономерный фактор необходимости защиты сексменов от традиционного, нормального большинства - которую может обеспечить только официальная власть, формируя зависимость от себя у неформалов, и соответственно - приобретая дополнительный электоральный ресурс.  
 
Так что, остается загадкой и/или делом личного вкуса  - считать, что же более превалирует у законодательной и исполнительной власти мира, глобально продвигающей интересы сексменьшинств: собственные порочные пристрастия, либо, «всеобщие» политические интересы? 
 
Даже стыдно предполагать, что думают обо всем этом наши дети?!

 

Cтанислав Михайлюк

podvizhniki.ru