Крест

Недавно мне задали вопрос, который люди вообще задают довольно часто: «Если Иисус расплачивается за наши грехи, значит, нам их можно совершать?»

Прежде всего, позвольте подтвердить — да, Иисус расплатился за наши грехи. Целиком и полностью, раз и навсегда. Как сказал святой Иоанн Златоуст: «Христос заплатил гораздо больше, чем мы были должны, и настолько больше, насколько море несравнимо с малою каплею».

Можем ли мы теперь грешить? Нет, ни в коем случае. Назовем, по крайней мере, две причины.

Мы можем принять все блага, принесенные Христом, только через покаяние и веру. И такой дар, как прощение грехов, подается только с другим даром — искренним стремлением к праведной жизни.

Спасение — это целостный дар. Он включает в себя прощение грехов, новую жизнь, и, наконец, жизнь вечную. Когда Бог прощает нас, он входит в нашу жизнь и глубоко изменяет ее.

Человек, примирившийся с Богом в Иисусе Христе, может спотыкаться по немощи или неведению, но не может сознательно пренебрегать волей Божией. Если он продолжает упорно, сознательно и нераскаянно грешить, то увы, пациент скорее мертв, чем жив, его обращение ко Христу просто не произошло, он еще не обрел Его прощения.

Другая причина — мы призваны повиноваться Богу не по страху наказания, а из сыновней любви и почтения. Раннехристианский автор Авва Дорофей говорит трех ступенях веры — раба, наемника и сына.

Раб повинуется господину из-за страха наказания. Когда грешник удерживается от зла по страху геенны, это лучше, чем когда он грешит, но это не то, к чему нас хочет привести Бог.

Наемник трудится в ожидании награды. Нет ничего плохого в том, что человек проводит чистую жизнь в надежде на рай, но это тоже не совсем то.

И, наконец, сын служит Богу из-за глубокой любви и почтения. Он страшится греха не потому, что боится быть наказанным или потерять награду, но потому, что его ужасает сама мысль оскорбить своего Владыку и Благодетеля.

Как говорит сам Господь Иисус: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Иоан.14:15). Святой Иоанна Златоуста пишет: «Оскорбить же Бога — тяжелее, чем быть наказанным. А мы находимся в столь жалком расположении духа, что если бы не было страха геенны, то, может быть, и не пожелали бы сделать что-нибудь доброе. Потому мы и достойны геенны, если не за что-либо иное, то именно за то, что страшимся геенны больше, нежели Христа. Не таков был блаженный Павел, но совершенно противоположного настроения. Но так как мы —иные в сравнении с ним, потому и осуждаемся в геенну. Если бы мы любили Христа, как и должно любить, то знали бы, что оскорбить любимого тяжелее геенны. Но мы не любим, потому и не понимаем громадности этого наказания».

Бог хочет сделать нас членами Его семьи, любимыми детьми, которые слушаются Отца потому, что глубоко чтут Его и любят. Чем ближе мы к тому, что замыслил о нас Бог, чем больше мы понимаем, сколь велика Его любовь, которая открылась нам в Иисусе Христе, тем больше мы понимаем, насколько ужасен грех и тем ревностнее стараемся его избегать.

Да, Христос полностью заплатил за наши грехи, но как, после такого благодеяния, мы можем осмелиться оскорблять Его грехом?

 

 

Сергей Худиев