Празднование крещения РусиВ конце июля в Москве и Киеве с небывалым размахом праздновали 1025-летие крещения Киевской Руси. Сегодня никто не задает вопрос: плохо или хорошо, что мы тысячу лет назад приняли христианство?
Безусловно, хорошо, –  принимают все почти единодушно. То, что нам достался вариант в виде византийского имперского православия, это уже отдельная тема.  Но, слава Богу за все! ­

ПУТИ БОЖИИ И ПУТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ

Итак, Х столетие, Киевская Русь. Закладываются монастыри, строятся храмы. Бог дает христианским подвижникам около 250 лет для распространения учения Христова по всей стране. Что-то не получилось. Татаро-монгольское нашествие многие мыслящие люди потом оценили как суд Божий над народом и Церковью.

Украина-Русь как государство перестает существовать, и Бог поднимает из непроходимых лесных дебрей и болот новый народ, для этого спаяв воедино множество угро-финских племен, осевших на земле вновь образованного Московского улуса татар и новгородских славян. Бог дает этому народу апостольский скипетр, открывает дорогу к необозримым просторам  северной Азии с ее несметным количеством полудиких племен. Начало завоеванию Сибири пожил в 1580 г. Ермак своим первым походом, а завершилось оно, в основном,  в середине XVIII ст. Таким образом, на приобретение этих народов для Христа Бог отводит российской Церкви  также  где-то около 250-300 лет. И опять что-то не заладилось с обращением язычников, да и сама Церковь, очевидно, пришла в такое состояние, что ее реформировать, как-то обновить было уже невозможно. И появляются большевики, Ленин, Сталин, государственным становится уже не православие, а воинственный, жестокий атеизм. И Православная церковь на этой огромной территории практически прекращает существование.

Мы не собираемся доискиваться причин, это дело ученых–историков, богословов, тем более, не станем осуждать кого-то, приводим только исторические  факты, над которыми, как нам кажется, стоит задуматься.  

И еще. Огромная территория «канонического» православия от Египта до Армении оказалась под тяжким игом  ислама. Сейчас на Ближнем Востоке и в Малой Азии остались только небольшие островки православия, которые громко продолжают называть себя патриархатами. К слову. В бывшей Византии, а ныне Турции, под покровом Вселенского Патриарха насчитывается не более 1000 человек верующих.

Как отмечают киевские и московские журналисты, размах нынешних празднеств был беспрецедентным, такого масштаба не знала даже советская власть. Юбилейные торжества начались в Москве, хотя князь Владимир при всем желании мог бы побывать в этом городе только лет через 150-160, и уже продолжались в «матери городов русских».  Мы не станем перечислять все эти пышные мероприятия, о них сообщалось в прессе более чем достаточно, отметим только, что, по мнению многих обозревателей, нынешние торжества не стали торжеством ни христианства, ни даже православия.  На первом плане оказалась большая политика, в авангарде которой, естественно,  выступило российское руководство.

ЗА КУЛИСАМИ ГРАНДИОЗНОГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

Россия всегда была государством, в жизни которого весьма существенную роль играла идеология. Отчетливо эта черта проявилась уже в царствование Ивана Грозного, «собирателя русских земель». Именно тогда появилась идея Москвы как третьего Рима, именно тогда византийский двуглавый орел утвердился как государственный герб в Белокаменной.

Византийский стиль отношений Церкви и государства, хотя и сильно пообтесанный под местные условия, также внедряется последовательно и решительно. В 1721 году Петр I  упраздняет патриаршество и заменяет его Святейшим Правительствующим Синодом. Верховным правителем Церкви становится император. Система просуществовала до 1917 года, когда патриаршество ненадолго было восстановлено. Все эти годы – от Ивана Грозного до Октябрьского переворота велась активная деятельность по «освобождению» близлежащих народов, присоединялись все новые территории, и Церковь  в этом была надежной помощницей самодержавия.

Интересен период многочисленных русско-турецких воен. С одной стороны, была необходимость защитить христианский мир от экспансии ислама, укротить крымского хищника, протянуть руку помощи порабощенным Портой славянским народам на Балканах и прочее, с другой – неуемные аппетиты молодой империи к бесконечному расширению своих владений, демонстрация силы перед другими государствами Европы и тому подобное, – но главное не это.  Над всем этим витал дух своеобразного православного крестового похода. Очистить от неверных сначала Константинополь, потом  Иерусалим со всей Палестиной, укротить, если не уничтожить, ислам, оттеснить на задворки католичество и окончательно закрепить за собой духовное, а если получится, то и территориальное мировое лидерство.

Коммунизм сокрушил религию, но давняя идея не погибла, ведь менталитет народа не меняется революционным путем. Сбросив с себя религиозный антураж,  облачившись в новые, коммунистические ризы,  она заявила о своих претензиях главенствовать во всем мире уже открыто. Вот как она стала выглядеть после коренной модернизации.  Вместо христианского учения – догматика марксизма-ленинизма, вместо Церкви – коммунистическая партия, которая, конечно же, не была партией в общечеловеческом понимании, это была, скажем прямо, – сатанинская «церковь» со всеми ее атрибутами и ритуалами. Возглавляли ее, как и полагалось, «императоры»: сначала «вождь мирового пролетариата»,  а затем «отец всех народов». Идея православного крестового похода сильно раздвинула свои границы и стала называться мировой революцией.

Господь, слава Ему, Своей сильной рукой остановил эти чудовищные поползновения.  Уродливое строение врага душ человеческих рассыпалось как иерихонская стена. Но так уж устроен русский человек, что он не в состоянии смириться с мыслью, что общество может жить и развиваться само  по себе, без какого-нибудь «ильича», который указывал бы путь в «светлое будущее», нежно заботился и  воспитывал, пусть иногда даже слишком строго, своих подопечных. Глубоко  в сердце каждого правоверного россиянина живет убежденность в особой, спасительной миссии его народа на нашей планете. 

Россия без идеологии существовать не может,  и было бы весьма странно, если бы вечная идея  не возродилась в новых условиях. Возродилась, встречайте аплодисментами. Это «русский мир». Конечно, в нынешнем виде это пока  только зародыш, но лучшие умы страны трудятся над усовершенствованием этого колоссального проекта. Выбирается все «лучшее» из идеологических запасников, как самодержавия, так и коммунизма.  В новом здании «русского мира» должно быть уютно и религии, и бизнесу, и далеко идущим замыслам власти, которые, в принципе, по большому счету, никогда не менялись. Мощно возрождается, готовое на любые компромиссы, православие.  Есть уже и «вождь-император».

Идеология «русского мира» сегодня находится в интенсивной разработке, завтра ее явят  всему человечеству, как единственно возможный путь движения к процветанию и прогрессу, а может быть, и к спасению. И это будет выглядеть весьма впечатляюще на фоне сгущающихся грозовых туч над всеми остальными мирами.

Накануне празднований съехались в Москву почти все патриархи Ближнего Востока и окрестностей. Сегодня им очень сильно можно посочувствовать. В условиях небывалой со времен средневековья активности ислама им грозит полное исчезновение. Кто их может защитить или хотя бы как-то поддержать в случае смертельной угрозы? Ни на католическую Европу, ни на протестантскую Америку им рассчитывать особенно не приходится. Только Москва. Конечно, на определенных условиях. Условия эти, в общих чертах, понятны даже непосвященным. Именно они, эти условия, как сообщают некоторые осведомленные источники в интернете, и удержали Вселенского Патриарха от участия в Московско-Киевских торжествах.

Очень не хотелось бы этой статьей обидеть кого-то из наших российский братьев и сестер, которые любят свою родину, справедливо гордятся ею, но думаю, самый горячий патриотизм не должен ослеплять истинного христианина. Да не упадет на всех нас черная тень двуглавого орла, олицетворяющего единство мирской и духовной властей в одном государственном теле, который, после семидесятилетнего сидения в клетке, снова расправил крылья с твердым намерением занять прежнее место на Спасской башне Кремля. В любви к своей родине да не останемся в неизвестности об истинных умыслах начальств, властей, мироправителей тьмы века сего, чтобы мы могли противостать им твердою верою и молитвой. Что же касается далеко идущих планов нашей земной власти, то и их судьба да не будет тайной для нас, ибо написано: «сокрою лице Мое от них и увижу, какой будет конец их» (Втор.32:20). Что было, то и будет, сказал Соломон.

 

Виктор КОТОВСКИЙ
Киев