Всякая ли власть от Бога?Для многих христиан не до конца понятными остаются слова св. Павла «всякая власть от Бога». Можно ли согласиться с этим высказыванием? Действительно ли от Бога была власть Сталина, Гитлера и других кровавых диктаторов? Интересно, что свои слова, о необходимости подчинения властям и их почитании, святой Павел писал во времена гонений на христиан императором Нероном. Неужели апостол призывал подчиняться этому тирану, виновному в гибели многих христиан? Что он хотел сказать приверженцам Христа?

Говоря о важности «каждой власти» св. Павел выразил ту истину, которая проходит через все Священное Писание. Бог сотворил вселенную из пустоты и установил в ней определенный порядок. Он не оставил мир в хаосе, но для его лучшего функционирования установил различные виды власти. Он подтвердил власть человека над природой, мужа над женой, родителей над детьми, царя над подданными. Именно об этом говорит апостол.

Любая власть, сама по себе необходима для общего блага: без ее координационной роли невозможно упорядоченное и мирное сосуществование между людьми. Власть призвана вершить справедливость в конфликтных ситуациях, защищать права всех и каждого, особенно самых слабых и беззащитных. Горе тому народу, у которого нет власти. Примеры таких стран мы знаем и сегодня: достаточно посмотреть на ситуацию на африканском континенте. Для каждого общества власть является важной и естественной и имеет ту же природу, что и само общество. Поэтому власть относят к естественному праву – праву, установленному самим Богом.

Гонения христиан на оккупированных территориях Обзор за октябрь

В течение октября в Луганской области похитили пастора церкви и была попытка захвата центральной церкви ЕХБ. О жестоком обращении с ним в плену у боевиков рассказал священник УКГЦ из Донецка. А в Крыму УГКЦ находится под угрозой исчезновения. 

14 октября, по словам пастора Сергея Косяка, в Краснодоне (Луганская область) похитили пастора протестантской церкви Сергея Сайкова. Об этом сообщили Сергею Косяку служители в Луганской области. Но через 4 дня его отпустили. Сейчас Сайков с семьей проживают на западной Украине.

16 октября стало известно об освобождении пастора местной общины Церкви адвентистов седьмого дня в Горловке Сергея Литовченко, который 20 дней провел в плену боевиков самопровозглашенной ДНР.

Напомним,  27 сентября года в Горловке Донецкой области в молитвенный дом Церкви адвентистов седьмого дня, где в это время совершался обряд Причастия, ворвались боевики «ДНР», вооруженные автоматами. Они прервали богослужение и заставили верующих разойтись. Пастору Сергею Литовченко приказали закрыть помещение церкви, заставили его сесть в одну из машин боевиков и увезли в неизвестном направлении. Нападавшие мотивировали свои действия тем, что «это православная земля и на ней нет места различным сектам». 

Молодежь в БогеДобрый день, дорогой читатель! Меня зовут Жора, мне 22 года.

Прямо сейчас я переживаю настоящую боль о моем поколении. Каждый день я, так или иначе, сталкиваюсь с определенным количеством молодой и не спасенной молодежи. С другой стороны я знаком и часто имею общение с молодежью из наших пятидесятнических и полноевангельских церквей.

Конференции, служения, молитвы, вечера поклонения — это сфера и среда, где наши ребята, можно сказать, заняты и познают Господа, где наши дети ищут силы и мотивацию идти за Господом. Место, где Господь говорит и направляет каждого молодого юношу и девушку.

Часть наших детей успешны в том, что регулярно ходят в церковь на различные служения и это очень радует родителей, радует руководство церкви как поместной, так и республиканской в ее общем масштабе.

И это правильно! Ведь лучшее что можно делать на этой Земле — это познавать Господа и жить для Его славы!

Миссионеры в ИндииВ пригороде Бангалора, столицы южноиндийского штата Карнатака, живет многодетная миссионерская семьи из России. Родители – Юджин и Сауле Румянцевы и их трое, уже подросших за пять лет служения в Индии, детей: Даниил, Анжела и Софья. Юджин и Сауле Румянцевы – русские миссионеры в Индии.

Монпа – не достигнутое тибетское племя

Основное направление в работе семьи Румянцевых – достижением Евангелием народов Азии, проживающих в таких районах, куда трудно пробраться обычному миссионеру из Европы и Америки. Не достигнутая тибетская народность Монпа, считающаяся одной из самых закрытых для евангелизации, до сих пор не имеет письменности и перевода Библии. Люди в этом племени исповедуют тибетский буддизм и живут в горных деревушках на северо-востоке Индии.

Юджин и Сауле Румянцевы, прожив в Индии уже пять лет, после долгих молитв и испытаний на стойкость смогли открыть в Бангалоре дом для детей-сирот из племени Монпа. Трудно представить, что ожидало бы этих детей, если бы  они не попали в христианский детский дом - недоедания, многочисленные  болезни или рабский труд на полях.

В детском доме «Тсатмоно» уже воспитываются более двадцати сирот из тибетского племени. Юджин и Сауле ответственны не только за обеспечение основных потребностей детей, таких как безопасность, пища и одежда, но и за их духовные нужды. Русской семье помогают молодые христиане, приехавшие в Бангалор, для учебы в многочисленных университетах Юга Индии.

Дом пристарелыхХоть бы немножко любви…
В одно время несколько месяцев я работала няней в приюте с традиционным названием «Добрый Самарянин». С его обитателями у нас сложились хорошие отношения, и я продолжала навещать бабушек по выходным. В самой большой комнате жили 12 женщин.

Однажды, раздав свои пирожки, я устроилась на кровати рядом с бабушкой Верой. С этого места я хорошо видела всех остальных, и мы вели тихую беседу. Одну руку веры Павловны я держала в своих руках, легонько поглаживая. В какой-то момент моя подруга громко разрыдалась, немало меня испугав. Я стала её обнимать, растеряно спрашивая, что же случилось… Ведь в нашей беседе не было ничего, на мой взгляд, такого, что могло её ранить. Немного успокоившись, она, всё ещё сквозь слёзы, сказала:
- У меня есть здесь всё, что необходимо для нормальной жизни, я всем довольна: пища, тепло, и врачи смотрят, всё хорошо… Только вот, если бы хоть иногда родная душа за руку подержала, доброе слово сказала... Тогда бы я знала, что живу не напрасно…

Кто-то сеет, а кто-то жнёт...
8 марта в этом я провела в селе у своей 70-летней подруги. Два года назад она похоронила младшего сына. Остались ещё трое. Один с семьёй живёт в селе, другие два в городе. Целый день её глаза были мокрые, целый день она ждала, что кто-нибудь из сыновей поздравят маму хотя бы по телефону. А сама звонила – не отвечают. После обеда всё же поздравила от имени мужа и детей местная невестка, извинилась, - муж на посевной. Городские не позвонили ни на второй день, ни на третий…

Моя кошкаВ тот день пришла женщина–бомж, которая часто спала в моем доме. Но она была не только пьяна, но еще и с двумя бутылками водки.

- Валя, мы же с тобой договорились…

- Никуда я не уйду! - уверенно сказала она и направилась к сараю с сеном. – Гони – как хочешь, а спать я буду тут.

Что мне оставалось делать? Вынесла ей одеяло. Хорошо - лето. Но ночь все же прохладная. Валентина уснула сразу. Мы с сестрами засиделись до полуночи и провожая подруг я увидела на пороге котенка. Черненький, не больше голубя. Нет, только не это! У меня есть кот и кошка с двумя котятами, куда мне еще эту сиротку? Я постаралась не допускать никаких чувств и закрыв дверь, ушла спать. «Уйдет» - подумала я, засыпая.

Утром на пороге котенка не было. Я вынесла Вале завтрак – баночку молока и бутерброды и стала собираться на работу. Мельком взглянув в окно, я застыла в изумлении: Валентина сидела возле сарая и делила свой завтрак с приблудившимся котенком. А что удивительного – они друг друга понимают: оба бомжи. Три дня у меня получалось игнорировать этот маленький живой комочек на своем пороге. А «комочек» и не думал обижаться, он ждал и верил!

- Ну ладно, - смирилась я. – давай будем жить вместе.

Жена от БогаНе спешили товарищи после работы домой, где их ждали жёны и дети, особенно в дни аванса и зарплаты, бывало и до ночи «гуляли» з зелёным змием. Двое из них часто жаловались на жён своих: нет свободы, нет радости жизни, всё деньги требуют, а пьяных и вообще побить могут. Никакого уважения, как к главе дома. Аж до слёз жалели себя. Но как-то обратили внимание на то, что третий, который с ними часто бывает, о своей жене ничего не говорит.

- А ты, что молчишь, или у тебя жены нет?

- Есть жена. Но что сказать? Любит она меня, жалеет, пьяный я прихожу, или трезвый, уставший, она одинаково встречает меня, кормит, жалеет, спать уложит.

- Не может быть! – в один голос воскликнули друзья. – Сказки рассказывать в яслях детям будешь.

- Ну что ж, пойдёмте со мной, сами увидите.

Страшно было мужикам, каждый представлял, что было бы, если бы это он компанию домой привёл в 11 ночи… Но любопытство верх взяло. Позвонил муж, а дружки за спинами прячутся, в любой момент бежать готовы. Открыла хозяйка, и сразу страх у них пропал от её радостной улыбки.

Молитва на МайданеВойна? В Украине? Не может быть!

Отшумел, как страшный сон, украинский февраль. За несколько дней рухнула власть ведущей политической партии, которая была фундаментом главного руководителя, да и сам он оставил страну. Я переживала удивительную эйфорию: пала такая сплочённая сила! Кто бы мог представить такое? А потом за несколько дней прошёл по всей стране «ленинопад» - памятники вождю красного террора буквально упали в сотнях населённых пунктов Украины. Киев отходил от страха войны и смятения, люди начали строить планы и мечтать о том, какие изменения принесёт новая власть. Я спокойно оставила дом и поехала на другую сторону нашей области, чтобы посетить несколько семей одиноких сестёр. В субботу 1 марта я приехала к последней подруге, которую намеревалась посетить и пробыть в её доме несколько дней. Но около 9 вечера нас позвали в гостиную, где стоит телевизор. Моё внимание было приковано к нему на несколько часов. С моим разумом начало творится нечто похожее, будто в компьютер попал вирус и все программы получили сбой. В тот вечер я впервые услышала это жуткое слово «война»… В ту ночь Крым начал переставать быть Украиной. Не добровольно.

В час ночи я позвонила к диспетчеру такси и попросила отвезти меня на первый автобус до областного центра. Реальный страх войны заставил меня поспешить в родное гнёздышко. В пять утра я уже ехала домой.

Вошла в свой дом после недели отсутствия, как в чужой. Мебель, посуда, аппаратура – многое заработано, многое подарено разными людьми, но обычно мы храним в доме необходимое, дорогое. Только ненужное отправляем в мусор или на чердак. Я долго рассматривала содержимое своего дома и размышляла: стоило ли всё это стягивать годами, чтобы теперь жалеть с этим барахлом расставания? Вдруг список необходимого показался в десятки раз короче, чем мне казалось перед отъездом. Рассматривала через окно маленький в несколько соток огородик, юный сад, стоит ли продолжать суетится возле этого всего, если в один день придут чужие люди, которых не интересует свидетельство нотариуса о законной покупке этого дома, и «попросят» уйти? Или условия создадут для бегства? Стоило ради этого всего тратить годы жизни? Я всегда отдавала десятину, а 90%? Здесь, вложены в мой дом, в моё тело… И это всё?..