Наркотик умертвляет …У Бога везде есть Свои люди...

В субботу перед обедом Наталья зашла на почту, чтобы увидеть свекровь, которая там работает. Открыв дверь, она увидела...бомжа. Городок небольшой и своих бомжей здесь нет, но проходит рядом железная дорога и, бывает, выбрасывают проводники "зайцев". Обычно у последних похожий рассказ: "Работал, выгнали, деньги не уплатили, избили, документы отобрали, добираюсь домой." Может и так. Но этот бомж не был обычным попрошайкой. Наталья целую минуту стояла у двери, рассматривая его, а он никак не реагировал на ее вопросительный взгляд. Хоть он и сидел за столиком, она отметила, что этот молодой человек около двух метров роста. Очень, очень худой. Ноги и руки похожи на длинные палки. Одежда вроде и приличная, но, видно, давно она на нем. На одном плече висел почти пустой рюкзак. Анна Васильевна, увидев невестку, подошла, они поговорили и, уходя, молодая женщина еще раз посмотрела в сторону парня. Какой равнодушно-безучастный взгляд! Он не двигаясь изучал пустоту по горизонтали и, казалось, что даже пожар под его стулом не мог бы потревожить его усталое равнодушие. Уже держась за ручку двери, Наташа поняла: она должна подойти к нему! Но тут же пришла предательская мысль: что о тебе скажут сотрудницы свекрови? Мужа нет дома, а ты пристаешь к молодому человеку, да еще и на глазах у матери мужа. Тяжело вздохнув, Наталья быстро вышла на улицу. Впрочем, так же быстро она забыла об этой встрече.

Следующим днем было воскресенье, первое после Пасхи, Воскресения Христового. Во многих местах этот день еще называют воскресение поминальное. Это значит, что множество людей приехали сегодня в райцентр, чтобы посетить кладбище и встретится с близкими и дальними родственниками. А еще это значит, что электрички привезут тысячи гостей, а потом увезут их обратно. На вокзале, должно быть, уйма народу...Наталья поняла, что она должна пойти туда, к людям, обязательно должна! Взяла в руки пачку листиков с напечатанным стихотворением неизвестного автора и пришла на вокзал.

Людей в ожидании электрички - яблоку негде упасть. Как только она открыла дверь в зал ожиданий, сразу же увидела ЕГО. Уже без рюкзака, ветровка разорвана, джинсы - в коричневых пятнах вероятно от крови, а лицо в свежих ссадинах. И тот же застывший равнодушный взгляд. Она была уверена, что он тоже узнал ее.

Минут десять Наталья потратила на то, чтобы спросить каждого в зале: можно Вам подарить этот стих? Люди принимали и благодарили. Он молча взял, не глядя ни на Наташу, ни на листик. Обойдя всех она снова вернулась к нему.

- Мне нужно поговорить с Вами, мы можем выйти?

Он молча поднялся: и ей показалось, что далось это ему нелегко. Отойдя подаль­ше от любопытных слушателей, спросила:

- Кто Вы, что здесь делаете и где живете?

Он рассказал, что в Чернигове живет его мама, бабушка и брат. Зовут его Костя, 26 лет. Поехал к знакомой девушке на юг Украины, но оказалось, что там его явно не ждали. Парень, с которым живет та девушка собрал ребят и "объяснили" ему... А денег на обратную дорогу не было. В электричке остановку - две проедешь и выго­няют, потому что без билета.

- А документы у тебя есть?

Костя вынул из кармана рубашки паспорт и протянул Наташе.

- Да, несколько лет я жил '"там", - объяснил, отвечая на вопросительный взгляд, когда она увидела, что паспорт заграничный.

- Чем я могу помочь тебе?

- Можно позвонить маме, я помню ее номер мобильного. Вчера я звонил ей с почты. Просил денег на дорогу, она выслала. Вот когда Вы видели меня там, я ждал перевода. Но, понимаете...я - наркоман. С теми деньгами я пошел по поселку искать дозу. Я думал - хватит и на билет. А там, когда поняли, что есть деньги, снова избили. И денег нет, и ломает...Чудом паспорт остался, остальное отобрали.

Записала номер телефона и вернулась домой, чтобы позвонить.

В трубке услышала приятный женский голос. Женщина, как только услышала имя сво­его сына, сразу начала плакать.

- Вы что-нибудь о нем знаете?

Наташа объяснила ей все, что знала сама. Не переставая плакать Валентина Ивановна начала просить:

- Пожалуйста, возьмите его домой! Бог воздаст Вам. Я сейчас же еду на вокзал и выезжаю к Вам ближайшим поездом. Две недели я молилась, чтобы Бог послал на пути моего сына Ангелов и Cвоих людей. Как я теперь благодарна Ему!

"Да, похоже на то, что сегодня Сам Бог повел меня на вокзал," - подумала Наташа. Да вот только просьба Валентины Ивановны смутила ее: привести Костю домой... Мужа нет дома, если придет его мама или кто-то из знакомых и увидит этого парня! Да и непонятно, когда его мама приедет за ним, пройдет день или два, а ей завтра на работу, придется оставлять его в доме одного? Но выхода не было: мама Кости была уверена, что Наталья позаботится о ее сыне до ее приезда. Сомнения портили ей настроение, к сердцу подступал отвратительный ее душе страх.

Вернувшись на вокзал, нашла его совершенно пустым. Электрички увезли в разные стороны шумную толпу. Кое-где по перону валялись листики с подаренным ею стихом.

 - Костя, мама выезжает за тобой, когда возьмет билеты - позвонит. Она просила, чтобы   ее приезда ты ожидал в моем доме, - она так старалась, чтобы он не уловил, расстройство в ее голосе.

Он впервые посмотрел ей прямо в глаза. На нее смотрели живые, умные глаза.

- Послушайте, я - наркоман. Вы недостойны за Вашу доброту платы подлостью. Но я боюсь, понимаете, мне очень плохо... Бывает, что я не отвечаю за свои действия. Я могу сделать Вам зло, украсть Ваши вещи. А я не хочу. Вы этого не заслуживаете, я буду ждать маму тут, я никуда не уйду, честно! Но к Вам мне нельзя, простите...

Горло сжали рыдания, она не могла говорить. Сидела рядом с ним на скамейке, ей было до боли стыдно. Перед Богом, и перед своей совестью."У наркомана больше совести, чем у меня веры...я переживаю за свои вещи и репутацию, а этот избитый и голодный наркоман заботится о моем благополучии! - в то время, когда для меня должно иметь значение только помощь ближнему в спасении его драгоценной души."

В третий раз пришла Наталья на вокзал уже не сама. Попросила помощи у двенадцатилетнего племянника. Павлик очень обрадовался, когда узнал в чем заключается его помощь: посидеть на вокзале с бомжем и пообщаться с ним хотя бы час. Она оставила пищу, кофе в термосе и Павлика и вернулась домой.

Сидя в кресле с чашкой чая, она могла отдохнуть и спокойно все обдумать. "Господи, где-то по свету мотается мой родной брат. Ему, так же, как и Косте, 26 лет. Он так же ищет, не зная чего, гоняясь за миражами, и не имеет покоя своей душе. Пожалуйста, Отец, пошли и на его пути Ангелов и верных Твоих людей, пусть они уберегут его от беды и смерти, пусть помогут ему увидеть твой свет, Твой путь. Узкий путь Веры, Надежды и Любви." Наблюдая за ней, можно было с уверенностью сказать, что в комнате сейчас она не одна. Тот, с нем она говорит - здесь, рядом, слушает и отвечает ей, оттого лицо светится радостью. Так оно и есть. Бог всегда приходит туда, где Ему доверяют. Вот почему ее глаза сияют, а слова наполнены вдохновением, которое может родить только глубокая сердечная вера. "Дорогой Отец Небесный, благодарю Тебя за такую великую честь: среди десяти тысяч людей в нашем городе, Ты избрал меня, чтобы ответить на молитву матери о ее блудном сыне!"

Через час позвонила мама Кости и сообщила, что выезжает в понедельник вече­ром, а обратно в 12 часов дня во вторник. Павлик оставался с Костей до ночи. Они подружились. Слушать рассказы о других странах, где законы совершенно отличные от наших, и слышать увлекательные истории под шум и свист пролетающих поездов - для мальчика это было настоящее романтическое приключение! Оказалось, что Костя может писать песни и музыку, спел ему свою песню даже на английском. А потом перевел слова: песня была о Добром Боге, Который любит людей, и плохих тоже...

3 два часа ночи с понедельника на вторник Костя, Павлик и Наташа вместе встре­тили Валентину Ивановну и вместе пришли домой. Через час Наташа уже спала. Куча всяких событий и переживаний, усталость рабочего дня буквально выключили ее. Когда утром она вышла в гостиную, где оставила отдыхать Костю с мамой, увидела Валентину Ивановну, сидящую на диване и с изумлением смотрящую на сына:

- Он спит! Понимаете: он спит!..

Оказывается, Костя без наркотика или снотворного спать не мог.

- Я не привезла ему ничего, кроме анальгина, но он с таким воодушевлением рассказывал мне о Вас и о Павлуше, что забыл уколоть и анальгин. А потом прилег и уснул, как ребенок. Это чудо:

Женщины при расставании обнялись, как давние подруги. Не обошлось и без слез. Утром следующего дня позвонила Валентина Ивановна.

- Сразу с вокзала мы вызвали скорую. Рентген показал перелом левой ключицы со смещением, а также трещину позвоночника. Врач удивлен, как он мог ходить? Кроме этого, отбита одна почка. Простите, я не сказала Вам сразу, - не знала, как Вы к этому отнесетесь, - у Кости СПИД...его жизнь в опасности. Спасибо вам за Все, молитесь о нем, пожалуйста...-последние ее слова утонули в рыданиях.

Костя, как ребенок, всем в больнице рассказывал, как Бог спас его в том неболь­шом и неприметном городке на Одесской железной дороге. И его совсем не волнова­ло, что его слушатели не могли понять: при чём здесь Бог, если ему помогли люди? Наташа звонила, расспрашивала, как приходит выздоровление Кости, передавала привет от Павлика и постоянно убеждала: маму молится о сыне с верой, а Костю всем сердцем приближаться к Господу, Который умер на кресте ради нашего спасения, и что Он Самый лучший Врач.

Прошли два месяца. Все это время Костя оставался в больнице. В тот вечер голос Валентины Ивановны показался Наташе необычным: очень уставшим и очень спокойным.

- Костю сегодня похоронили. Вы спрашиваете, какой смысл был во всем этом? Я ска­жу Вам. Костя имел СПИД и цирроз печени. Он мог умереть в любую минуту, он знал это. К той девушке, с которой он учился и которую очень любил, он поехал просто попрощаться. Его печень уже тогда была на пределе. Понимаете, я могла бы никогда больше не увидеть сына живым...А если бы у него отобрали и документы, то он ме­сяцами валялся бы в каком-то моргу и я не могла бы его даже похоронить. Но дело не в этом. С детства он был талантлив и очень добр сердцем. Любовь к му­зыке и живописи предсказывали в нем огромный потенциал. Но в институте он поз­накомился с наркотиком и тот отравил и разрушил как его тело, так и душу. Нарко­тик умертвил все его стремления и надежды, и мои тоже...И хоть телом он был еще жив, но душой мертв. А за те двое суток знакомства с Вами преобразился, ожил. Два месяца в больнице он не выпускал из рук Библию и всем рассказывал о Боге, Который спас его и простил. Он знал, что его болезнь ведет к смерти, но он не просил у Бога жизни, только прощения. И хоть мой мальчик ушел к Богу, но Вы вернули мне сына. Пусть лучше он будет с Богом чем, так как раньше со мной, но мертвый душой, ведь сейчас он живой... Знаете, я тоже хочу иметь такую веру, какую Вы подарили моему сыну...

"При чем здесь я? - горько думала Наталья, слушая осиротевшую мать. - Что такого я сделала? Вынесла на вокзал людям листочек с стихотворением? Побоялась даже привести домой избитого голодного парня, чтобы он мог помыть ноги и лечь на диване после многих дней голода и боли..." Она сидела и сидела, мучимая совес­тью, горькие думы прогоняли мысли о сне. Сколько горя вокруг! А сколько можно изменить всего- лишь добрым словом, вниманием, маленьким поступком, основанным на сострадании к ближнему. Как она сейчас ненавидела свою лень и эгоизм! Как желала быть благословением для людей, тех, которые еще не знают, насколько живая вера в душе облегчает жизненный путь.

А Костя... два чувства боролись в ее душе, и она так и не поняла, какое же из них сильнее: радость ли о спасении души его или печаль о его смерти, о том, что она его больше не увидит? "Увидишь, - отвечал ей внутренний голос, - любящие Бога и верные Ему - все обязательно встретятся в Небесном Царстве. Где нет боли, слез и печали. Где нет разлуки и смерти. Где царствует Вечная Любовь!"

 

 

Екатерина Сотник