Дом пристарелыхХоть бы немножко любви…
В одно время несколько месяцев я работала няней в приюте с традиционным названием «Добрый Самарянин». С его обитателями у нас сложились хорошие отношения, и я продолжала навещать бабушек по выходным. В самой большой комнате жили 12 женщин.

Однажды, раздав свои пирожки, я устроилась на кровати рядом с бабушкой Верой. С этого места я хорошо видела всех остальных, и мы вели тихую беседу. Одну руку веры Павловны я держала в своих руках, легонько поглаживая. В какой-то момент моя подруга громко разрыдалась, немало меня испугав. Я стала её обнимать, растеряно спрашивая, что же случилось… Ведь в нашей беседе не было ничего, на мой взгляд, такого, что могло её ранить. Немного успокоившись, она, всё ещё сквозь слёзы, сказала:
- У меня есть здесь всё, что необходимо для нормальной жизни, я всем довольна: пища, тепло, и врачи смотрят, всё хорошо… Только вот, если бы хоть иногда родная душа за руку подержала, доброе слово сказала... Тогда бы я знала, что живу не напрасно…

Кто-то сеет, а кто-то жнёт...
8 марта в этом я провела в селе у своей 70-летней подруги. Два года назад она похоронила младшего сына. Остались ещё трое. Один с семьёй живёт в селе, другие два в городе. Целый день её глаза были мокрые, целый день она ждала, что кто-нибудь из сыновей поздравят маму хотя бы по телефону. А сама звонила – не отвечают. После обеда всё же поздравила от имени мужа и детей местная невестка, извинилась, - муж на посевной. Городские не позвонили ни на второй день, ни на третий…

- Но ведь виде ли же, что я звонила, а может случилось что, - сокрушалась по телефону моя подруга.
Не выдержала я, не отпускало мои мысли одиночество бабушки, решила помочь. С одной из городских её невесток я знакома около 10 лет. Милая, общительная, простая и добрая – такой я её знала, ведь несколько раз встречались, иногда созванивались.

- Ты о чём? – спросила она, когда я сказала, что хочу поговорить о матери её мужа. В красивом голосе тут-же зазвенела сталь.

Я просто сказала, как мама ждала их звонка в праздник…

- И как ты видишь эту ситуацию, - в чужой семье легко наводить порядок, что ж поделись, - но прежде, чем дать мне слово, пять минут я слушала, насколько эта женщина достойна именно такого к ней отношения от детей и внуков.

Я сразу поняла, что приятельские отношения закончились, и, скорее всего, это последний наш разговор и мой последний шанс «поделится» своим видением ситуации. Что оставалось делать, если не сказать то, ради чего я звонила.

- Я думаю, что в этой ситуации кто-то жнёт, а кто-то сеет…

От её ответа мне стало холодно, и я чувствовала радость, что это – разговор телефонный и нас разделяет 60 км.

Всё, что она мне рассказала о свекрови и её отношении к детям, а потом и внукам, так сильно походило на то, что мы пережили со своей мамой! Они, как и мы, никогда не чувствовали любви, постоянные подозрения и незаслуженные обвинения, настраивание детей друг против друга… Моя знакомая дала волю чувствам и излила мне боль двадцатилетнего замужества.

- Она получает то, что заслужила, жнёт то, что сеяла. Причём здесь я? Я сею в своих детей любовь и нежность, я работаю на износ, чтобы дети знали – мама любит их! Я всегда старалась исправить её ошибки ради своих детей. И, конечно же, мои дети и внуки не «забудут» поздравить меня в праздники!

А я смотрела в своё сердце… Как диафильм, проплывали картинки детства и юности. Вот я кричу маме: «Кто Вас просил меня рожать, если вы не собирались любить меня, как нормальные матери?!» Столько ума было у меня в 13… «Отдайте меня в интернат, чтобы я не портила Вам нервы, как Вы говорите!» При этих воспоминаниях невольно вырывается вздох: «Прости меня, Господи…» А потом… в 15 я сбежала из дома. Слава Богу, что в город на работу, а не… Мама оставалась виновницей моего несчастья ровно до 23 лет, до дня, в который я начала читать Новый Завет. Я поехала к маме и буквально пала на колени: «Мама, простите… Спасибо, что подарили мне жизнь!» сейчас мама не видит и не ходит, жила у нас полтора года, теперь у сестры, когда захочет, может снова приехать. От памяти не уйти, но жить прошлым, или будущим – выбор за нами.

Когда мы помним зло, мы рискуем убить себя тем злом, которое храним в сердце. Как это немудро. Ник Вуйнич, родившийся без рук и ног сказал: «Я понял, у меня есть выбор: злится на Бога за то, чего у меня нет, или благодарить Его за то, что у меня есть» Сегодня я бываю в интернате для женщин-инвалидов, которые с рождения принадлежат государству. И ещё ни разу не услышала проклятий в адрес родителей, буквально выбросивших их. Но многие мечтают хоть раз в жизни увидеть родившую их, пусть и «биологическую» маму. Спрашиваю: зачем?

- Чтобы сказать ей «спасибо» за то, что родила меня, чтобы сказать, что люблю…

И… как бы мы не любили своих детей, как бы педагогически правильно их не воспитали, а они всё равно поступят с нами так, как мы поступаем с нашими родителями. Духовные законы Вселенной нам не остановить.
Как давно Вы говорили своей маме, что любите её, как давно благодарили свекровь, за то, что она родила для Вас любимого человека?

Она назвала её «тётей»
Во двор сельского приюта для одиноких стариков заехала дорогая машина. Женщина лет 50-ти выпорхнула из переднего сидения и побежала в конторку, где её уже ждали. Буквально через минуту вернулась и вытащила из заднего сидения старушку, щебеча:

- Тётенька, всё будет хорошо! Ты здесь будешь, словно в раю…

Бабушка медленно шла, опираясь на руку провожатой, они скрылись в конторе.

Со стороны водителя вышел мужчина, нервно закурил, всем существом выражая негодование, и даже злость. Рабочий, копавший клумбу, склонился на лопату и попытался утешить его:

- Да Вы не переживайте так, тёте Вашей здесь плохо не будет, тут по-домашнему уютно, и отношение доброе к людям.

- Какая «тётя»?! 48 лет матерью была, а теперь вспомнила дорогая жёнушка, что это её тётя? – мужчина почти кричал, но не злость звучала в его голосе, а скорее боль, отчаяние. Поймав полный недоумения взгляд работника, объяснил:

- Мать моей жены умерла, когда ей было 2 года. Младшая сестра матери её удочерила. Ради неё замуж не пошла, ради неё всю жизнь спину гнула, чтобы она «сиротка» два высших образования получила, по заграницам всю жизнь каталась. А теперь, когда мать заболела, она вдруг вспомнила, что не мать она ей. Это впервые жена её «тётей» назвала, стыдно ведь, от людей – матери избавиться. Впрочем, какая там совесть…

Мужчина отвернулся, похоже, на глазах появились слёзы.

Прожила бабушка в приюте 9 дней. К пище она не прикоснулась. И речи её никто не услышал. Так и унесла с собой всю свою боль.

Нянечки в приюте перешёптывались, жалея старушку. Только рабочий, помня недавний разговор, искренне жалел не старушку, а её «дочь»…

«Они не думают стареть»

Две пожилые женщины разговаривали о третьей, своей подруге, которую забыли дети.

- Ну почему так? Ведь она душу свою без остатка вложила в них.

- Это потому, что они не думают о том, что к ним тоже придёт старость и одиночество…



Екатерина Сотник