kamennoe serdceСЕРДЦЕ КАМЕННОЕ

Как-то мы сидели на кухне дома у одного моего старого друга, беседовали, как говорится, за жизнь. Недавно он защитил диссертацию, каторжный труд завершился успешно, многолетнее напряжение спало, и он сидел какой-то потухший, увядший словно отломленная ветка. На лице четко обозначились признаки старости.  Утешать его у меня не было причин, он был на высоте, но что-то явно его угнетало. Я не лез в душу, он сам заговорил. «Вот ты изучал психологию, ты там в своей секте людей чему-то учишь, вот скажи мне…  Понимаешь, у меня большая проблема… Беда, можно сказать. Я ведь… Я ведь никого не люблю…  И есть кого любить: хорошая жена, прекрасные дети, они меня любят, но в моем-то сердце нет ответа. В молодости я не был таким. Я знаю, что такое любовь, влюблялся и даже не один раз, но почему сейчас не могу так любить тех, кто достоин и имеет потребность в моей любви?  Я устал притворяться, устал делать вид, но ведь пустоту в груди не прикроешь ни деньгами, ни даже заботой, которая исходит не от любви. Жена очень это чувствует, и мы многое, может даже, самое главное теряем в нашей семейной жизни. Знаешь, меня это мучит уже давно, да все недосуг было по-настоящему заняться.  Ты не поверишь, я одно время, будучи в таком вот отчаянии, даже задумывался, – не пойти ли мне в вашу секту. Вот ты хоть и не доктор наук, а всем доволен, если не сказать, счастлив, что-то в тебе есть такое, что притягивает людей, располагает. И мне захотелось излить тебе душу что ли…»

Конечно, как верующий я знал ответ на его больной вопрос, но видел, что сказать ему прямо о покаянии еще рано. Радостно было видеть, что Господь трудится над этим хорошим человеком и несомненно приведет его в нужное место.  Не надо только торопить время.

Я рассказал ему небольшую историю из собственной жизни.

В молодости мне очень повезло с учебой, я поступил в элитный вуз на очень редкую по тем временам специальность.  Группа у нас была небольшая, все преподаватели – доктора или кандидаты наук. Иногда мы все вместе собирались за чашкой чая в неофициальной обстановке, чтобы просто пообщаться. Мы, студенты, очень ценили это общение. К сожалению, уникальная специальность в жизни мне не пригодилась, – так сложились обстоятельства, а вот эти «уроки» за чашкой чая многому научили меня и оставили свой след в душе на всю жизнь. Общаясь с этими, без преувеличения, выдающимися людьми, мы видели на живом примере, что такое честность, доброта, высокая простота, скромность… Нам показали, что никакие научные успехи не должны быть основанием для высокомерия, возвышения над людьми. Мы, студенты, не просто уважали наших наставников, некоторые из них являлись для многих из нас, как говорят в миру, настоящими кумирами.

Особенно один профессор… Он нам казался верхом совершенства. Вадим Александрович… На наших посиделках он редко что-нибудь говорил, но слово его всегда было веско и точно. За годы учебы мы сильно сблизились, стали почти друзьями.  Приближалось время защиты дипломных работ, все наши устремления были направлены на будущие великие свершения в науке, мы жаждали открытий, носились с проектами. Вадим Александрович вдруг заговорил… Совершенно неожиданно прозвучали из его уст странные для нас слова… Он как будто пытался охладить наш творческий пыл, хотел повернуть наши взгляды куда-то в иную сторону. Он говорил о гармонии жизни. О том, что наука не должна убивать в нас так называемых простых человеческих чувств, заменять нам то, что приносит счастье всем даже самым незначительным в обществе людям.  

В заключение сказал, как нам показалось, с какой-то глубинной грустью: «Я знаю о вашем уважении ко мне, знаю, что многие из вас хотели бы быть похожими на меня, следовать моим путем… Но я прошу вас очень настойчиво: не делайте этого.  Вы уже взрослые, и скажу вам откровенно: наука не принесла мне счастья. У меня нет семьи, нет людей, которым я мог бы открыть себя, нет тех, кому бы я мог послужить каким-то добром. Работа вытеснила из меня все человеческое. Сейчас я просто машина для переработки информации. Сердце мое сейчас – это хорошо настроенный мощный компьютер и больше ничего. Оно не способно пережить ни радости, ни горечи. Никакие успехи не могут расшевелить моей души. И именно сейчас, когда ко мне пришла большая известность и, даже можно сказать, слава, я особенно остро осознаю масштабы своих потерь…»

Мы тогда не могли этого понять, многие восприняли его слова как проявление причуд великого человека, но тут стали говорить и другие наши наставники, даже те, кто имел семьи. Большинство из них говорило о том же...  Что они могли изменить? Жизнь состоялась, и такой она очевидно и завершится.  К нам же понимание этой проблемы пришло через много лет, восстало из опыта собственной жизни.

Я сказал моему другу, что это явление довольно распространено. Писание называет его окаменением сердца. «Народ сей ослепил глаза свои и окаменил сердце свое» (Ин.12:40). Один принес себя в жертву для достижения какой-то великой цели, другой просто попал в камнедробилку жизни. Думаю, каждый взрослый человек многое может вспомнить о своем взрослении. Борьба за место под солнцем… Неудачи, провалившиеся планы, утраченные надежды, сложные отношения с окружающими людьми, жестокое сражение за жизненные блага, за разного рода нужные и ненужные достижения.  И каждая беда – это удар по сердцу. Постепенно на нем образуется толстая защитная кожура, оно ожесточается, твердеет, перестает остро реагировать на вызовы судьбы, вместе с тем теряет и драгоценную способность радоваться.

«Народ сей ослепил глаза свои и окаменил (очерствлять, ожесточать) сердце свое, да не видят глазами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их» (Иоан.12:40).

Вот основные качества окаменевшего сердца: а) духовная слепота; б) духовная глухота; в) омертвение чувств; г) отупение разума. Человеку с каменным сердце очень трудно обратиться, повернуть свою жизнь на сто восемьдесят градусов, стать лицом ко Христу, чтобы Он мог явить такому человеку Свою милость. Возможно, именно это имел в виду Иисус в притче о сеятеле, когда говорил о каменистой почве (Мт.13:5).

Ученики Иисуса, люди достаточно зрелые в житейском смысле, очевидно, тоже прошли немало испытаний, прежде чем приняли решение посвятить себя Богу: «Иисус, уразумев, говорит им: что рассуждаете о том, что нет у вас хлебов? Еще ли не понимаете и не разумеете? Еще ли окаменено у вас сердце?» (Мк.8:17).

СОКРУШЕННОЕ СЕРДЦЕ

Каменное сердце непригодно для того, чтобы человек уразумел смысл спасения и отвратился от грешного мира. На это способно только сердце живое. Что же делает Бог?  Как вернуть к жизни каменное сердце? Он просто разбивает его. «Ибо так говорит Высокий и Превознесенный, вечно Живущий, – Святый имя Его: Я живу на высоте небес и во святилище, и также с сокрушенными и смиренными духом, чтобы оживлять дух смиренных и оживлять сердца сокрушенных» (Ис.57:15). Сокрушить, чтобы оживить. Сокрушить – это разбить на мелкие кусочки, раздробить так, чтобы ничего уже нельзя было собрать и восстановить. Это боль и страдания. Убить, размозжить, а потом воскресить, воссоздав этот важный духовный орган, но уже из другого материала. Как Иисус. Земная Его плоть была уничижена и изуродована насмерть, но Он воскрес. Тот же Господь, но облеченный уже в иную, небесную плоть.

Сокрушение – это великие скорби. Кто прошел через наркозависимость, кто перенес тяжелую болезнь, утратил близких, пережил разрушение семьи, познал отверженность, предательство, нищету – что еще есть в нашей жизни такого, что может поставить нас на край бездны, когда смерть уже не кажется чем-то страшным и недопустимым? Очень много, всего не перечесть.

Вот так, неся в груди кровавое месиво своего сердца, человек останавливается перед Богом.  Написано: «Печаль мирская производит смерть» (2Кор.7:10). Печаль это самый мягкий из всех синонимов перевода этого греческого слова. Оно еще означает – скорбь, огорчение, страдание, мука, боль. И когда все эти «синонимы» без конца бомбят его горемычную голову, он вдруг начинает слышать какой-то странный, но исполненный доброты голос: «Не печалься, мой бесценный, ибо «печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению». До скорбящего доходит, что это голос Бога. Он хоть и смутно, хоть и неуверенно, но видит, что здесь возможен выход из его нескончаемых бед. Он обращается лицом к Богу, обливается горючими слезами раскаяния и в то же время слезами глубокого утешения.  И начинается заживление сердечных ран, начинается возрождение. Другой, не поняв Божьего намека, продолжает искать спасения в своих возможностях, бросается за помощью к людям, к властям, к медицине и прочее, и все глубже погружается в трясину невзгод, в безысходность.

У покаявшегося же начинается совсем иная жизнь, жизнь с новым сердцем. Бог «исцеляет сокрушенных сердцем и врачует скорби их» (Пс.146:3).

ОТКРЫТОЕ СЕРДЦЕ

Собственно, духовное возрождение это и есть воскрешение мертвого сердца в Иисусе. Но это не конечная цель для верующего человека. Даже живое сердце может быть открытым и может быть закрытым. Если оно закрыто, Богу трудно наполнить его Своей благодатью. «Потеку путем заповедей Твоих, когда Ты расширишь (широко откроешь) сердце мое» (Пс.118:32). Мы соединяемся с Богом через Духа Святого. Дух человеческий и Дух Божий встречаются в нашем сердце.  

Очень важно, какое психологическое наследство человек получил при рождении.  Есть люди, которые по природе своей отличаются искренностью, доступностью в общении, открытостью характера. Они склонны видеть жизнь больше с хорошей стороны, чем с плохой.  С ними легко общаться, они не злопамятны, быстро откликаются на чужую проблему.

С другой стороны, немало есть мужчин и женщин, как говорят, с закрытым характером. Именно среди них встречаем гордецов, эгоистов, которые во всем видят прежде всего свой интерес. Никогда такой человек не поделится с вами своими секретами, не попросит о помощи, не выйдет навстречу вашей беде.  

С такими сердцами люди приходят к Богу. Как мы верим, для Бога нет ничего непреодолимого. Дух Святой начинает трудиться. 

Если вы в церкви уже десять-пятнадцать лет, то это не значит, что сердце ваше уже открыто. Евангелист Лука рассказывает в «Деяниях апостолов» об одной женщине, которую на своем миссионерском пути однажды встретил ап. Павел: «Одна женщина из города Фиатир, именем Лидия, торговавшая багряницею, чтущая Бога, слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел» (Деян.16:14). Не только Лидия, но и все домашние ее были людьми верующими. Ясно, что она была не из новообращенных, но занималась, как мы теперь говорим, довольно серьезным бизнесом.  Такая деятельность отнимает у человека очень много сил и требует большого посвящения. Практически все мысли бизнесмена там, в его финансовых делах: где купить товар подешевле, как доставить его, как реализовать. Конкурентная борьба крепко держит предпринимателя в своих тисках, а это постоянное напряжение, неусыпная готовность отразить атаку соперника. Куда уж тут расслабляться! Но Лидия искала Господа. И вот в их город прибыл известный проповедник, и она оставляет все свои дела и идет, чтобы его послушать. Увидев, что эта душа жаждет истины, но не может ее принять, потому что сердце ее закрыто, Господь открывает сердце женщины. 

Итак, сердце верующего человека может быть открыто: «Уста наши отверсты к вам, Коринфяне, сердце наше расширено (открыто)» (2Кор.6:11) и может быть закрыто: «А кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое, – как пребывает в том любовь Божия?» (1Иоан.3:17). Конечно же, никак.  Добавим сюда еще одно весьма важное место: «…а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим.5:5). Излилась в открытые сердца, способные ее принять.

 

 

 

Виктор Котовский
Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. Вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.